Яндекс.Метрика

Восприятие удаленности (моргание)

Многие авторы полагали, что анализ ответов на при­ближающиеся предметы мог бы позволить нам оценить перцептивные способности детей более юного возраста. Уайт (1963) провел весьма тщательно контролировавшееся исследование развития одной из реакций на приближение предмета — моргания. Младенцы и этом эксперименте лежали на спине. Непосредственно перед их лицом был укреплен кортикальный оптический тоннель, содержащий объект, который мог падать в направлении лица ребенка с различной высоты (см. рис. 4.12). Снизу тоннель был зак­рыт прозрачной пластмассовой пластинкой, которая пре­дохраняла лицо от попадания объекта. Пластина также исключала попадание к лицо ребенка каких-либо вызы­ваемых падением объекта дуновений воздуха. Это поз­воляло быть уверенным, что наблюдаемые реакции были реакциями на зрительное событие, а не на движение воз­духа. Мигательные реакции регистрировались при помощи электродов, прикрепленных к вискам ребенка, и записывались на движущейся ленте полиграфа. Оказалось, что первое моргание в ответ на падающий объект наблюдается примерно в возрасте восьми недель. В это время моргание оказалось специфическим именно к падению объекта, так как поднимание объекта не вызывало никакой реакции. До возраста восьми недель моргания вызвать не удалось.

 

 

 

 

 

Рис. 4.12. Аппаратура для вызывания реакции моргания, исполь­зовавшаяся Уайтом (Из: В. L. White, Human Infants: Experience and Psychological Development. Copyright © 1971).

Результаты эксперимента, похоже, свидетельствуют о том, что восприятие удаленности может быть продемон­стрировано в возрасте восьми недель. Но можем ли мы сделать отсюда вывод, что оно отсутствует в более раннем возрасте. Моргание относится к числу обычных реакций младенца и легко может быть вызвано дуновением воздуха задолго до восьминедельного возраста. Если мы признаем, что мигание является надежным индикатором восприятия удаленности, мы также, по-видимому, должны признать правомерность вывода о том, что у младенцев до восьми недель в условиях эксперимента восприятие удаленности отсутствовало. На этом месте необходимо сделать два за­мечания. Можем ли мы считать моргание хорошим инди­катором восприятия удаленности, а также можем ли мы согласиться, что условия этого эксперимента были доста­точно близки к тем условиям, в которых обычно протекает восприятие? Давайте сначала рассмотрим моргание. Ка­кое функциональное значение может иметь закрывание глаз в ответ на быстрое приближение объекта к лицу? Безусловно, было бы больше смысла в выполнении какого-либо действия, направленного на избегание столкнове­ния с объектом, причем выполняться это действие должно было бы с открытыми глазами. Что касается исследования, то для него больший смысл имели бы наблюдения за от­ветами, которые несут функциональную нагрузку, а не за морганием, которое представляется плохо адаптиро­ванной реакцией на приближение объекта. В конечном счете нет никаких доказательств, что взрослые закрывают глаза, когда видят приближающийся предмет, кроме разве что тех случаев, когда они теряют всякую надежду на спасение. Но почему же это должны делать младенцы? Вторая проблема связана с условиями эксперимента. Диа­пазон движений объекта, который использовал Уайт, был очень узок. Самый длинный путь равен 30 см. Так как объект падал под действием силы тяжести, ускоряющей предметы почти на 10 м/сек2, все начиналось, происходило и оканчивалось в течение несколько миллисекунд — вероятно, слишком быстро для того, чтобы успеть органи­зовать какой-либо ответ. До того как младенец может ответить на событие, оно прекращается. Если бы ответ просто «запускался» событием, это не имело бы никакого значения, но у нас нет оснований думать, что поведение человека «запускается» и затем продолжается в отсутст­вие стимуляции, которая его вызвала.

Последнее замечание по поводу условий эксперимента, которое я считаю необходимым сделать, состоит в следую­щем: Уайт исследовал прозрачную пластиковую пластин­ку, чтобы выталкиваемый объектом воздух не попадал в лицо младенца. Тем самым он хотел добиться полной уверенности в том, что наблюдаемые реакции вызваны именно зрительной стимуляцией. Это может казаться со­вершенно необходимой мерой контроля, однако она сде­лала ситуацию эксперимента нерепрезентативной по от­ношению к условиям восприятия, которые имеют место в реальном жизненном окружении. Когда какой-либо пред­мет близко приближается к наблюдателю вне стен лаборатории, одновременно возникает сложный комплекс опти­ческих изменений и временной градиент давления воздуха на поверхности кожи. Любое изменение в отдельности бы­ло бы необычным. Не исключено, что и в раннем младен­честве их совместное присутствие является необходимым для возникновения ответа. Так как подобный вид взаимо­действия весьма вероятен, условия эксперимента должны были бы позволить ответить на вопрос, насколько сущест­венно совместное возникновение зрительных и осязатель­ных впечатлений. На основании одного зрительного предъ­явления мы не можем сделать вывод, что зрение несущест­венно; его роль необходимо проверить в сочетании со сти­мулами, которые в нормальных условиях коррелируют с ним.

зрительный обрыв – предыдущая | следующая – зрительные изменения

Психическое развитие младенца. Содержание.