Яндекс.Метрика

Основные типы конституциональных психопатий и психопатических развитий (продолжение)

В подростковой психиатрической клинике держался особняком, был тих, неза­метен. Мать, несмотря на повторные вызовы, сына не навещала.

Во время беседы настойчиво утверждал, что мать его очень любит, а не приходит потому, что, наверное, больна. Почувствовав теплое отношение, охотно вступил в контакт. По своей инициативе стал читать собственные стихи, весьма примитивные. Признался, что мечтает стать поэтом. На предложение вернуться в специальный интернат стал грозить суицидом.

Физическое развитие с умеренным инфантилизмом. На теле татуировки: знак «зона», «чайка» (эмансипационный символ). При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонении.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки никакой тип не диагностирован, отношение к алкоголиза­ции — неопределенное. Самооценка — неверная: по шкале субъективной оценки выступили только сенситивные черты.

Диагноз. Психопатическое развитие по лабильно-истероидному типу, достиг­шее уровня психопатии умеренной степени, вследствие неправильного воспитания сперва по типу потворствующей гиперпротекции, а затем — эмоционального отвержения.

Лабильно-неустойчивая психопатия, как правило, возникает по типу психопатического развития на фоне лабильной акцентуации, вследствие воспитания, сочетающего эмоциональное отвержение с гипопротекцией. Внешне возникает «синдром неустойчивого поведения» — большое сходство с пси­хопатией неустойчивого типа из-за делинквентности, побегов из дома и т. п. Однако от неустойчивой психопатии таких под­ростков отличает не только большая эмоциональность, но и способность к теплым привязанностям и стремление избегать вся­ческих эксцессов — и делинквентных, и алкогольных, и сексуальных.

Светлана Г., 15 лет (наблюдение нашего сотрудника В. В. Егорова). Отец умер, когда девочке еще не было года. Мать вскоре стала вести легкомыслен­ный образ жизни, последние годы — пьянствовала, бросила работу, дома устроила притон, перестала заботиться о дочери.

В младших классах школы была послушной, старательной, доброй, отзыв­чивой, но училась посредственно. С 12 лет, оказавшись совершенно заброшен­ной матерыо, стала прогуливать школу, ссылаясь на плохое самочувствие, а yа самом деле стесняясь появляться в классе в старой рваной одежде. Дома часто сидела голодной.

Месячные с 12 лет. С ее слов, в 13 лет якобы была изнасилована одним из сожителей матери. С тех пор стала вести беспорядочную половую жизнь в ком­паниях матери. Болела гонореей. После ареста матери была помещена в дет­ский дом, но оттуда совершила несколько побегов. Некоторое время жила у одинокого молодого мужчины, который проявлял к ней внимание н ласку, привязалась к нему. Когда тот ей изменил, пыталась отравиться нашатырным спиртом. Стала бродяжничать, заводила случайные знакомства, алкоголизировалась. Была задержана милицией и по решению Комиссии по делам несо­вершеннолетних направлена в специальное ПТУ.

В беседе с психиатром обнаружила эмоциональную живость, искала сочув­ствия. Призналась, что, несмотря на плохое отношение к ней матери, остается очень привязанной, скучает без нее (на теле единственная татуировка «мама»). Побеги из детского дома объяснила тем, что другим воспитанницам стало изве­стно о ее прошлом, они над ней издевались, бойкотировали ее. Курит с 14 лет. Вино пьет с 13 лет — сперва за компанию с матерью и ее сожителями, а затем, чтобы «забыть неприятности». Уже более года как напивается по несколько раз в неделю. К спиртному стало постоянно тянуть. Исчез рвотный рефлекс на передозировку, возросла толерантность к алкоголю — теперь выпивает до 1,5 л крепленного вина в день.

В специальном ПТУ держалась под покровительством более стеничной воспи­танницы, режима не нарушала, но часто ссорилась с соученицами но пустякам, легко обижалась. Колебания настроения были настолько частыми и резкими, что затрудняли учебу и работу.

Физическое развитие с умеренной акселерацией. При неврологическом осмотре отмечена только вегетативная лабильность.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован лабильно-циклоидный тип. Отмечена пси­хологическая склонность к делинквентности, выраженная реакция эмансипации и тенденция к повышенной откровенности. Самооценка — правильная: по шкале субъективной оценки достоверно выступили только лабильные черты.

Диагноз. Психопатическое развитие по лабильно-неустойчивому типу, достиг­шее уровня выраженной психопатии. Хронический алкоголизм (I стадия).

Катамнез через 3 года. По окончании ПТУ на работе удержалась только месяц. Снова стала алкоголизироваться, вести аморальный образ жизни, а затем и бродяжничать. В опьянении нанесла себе глубокие порезы па предплечье («надоела такая жизнь!»). Была помещена в наркологическую больницу для лечения от алкоголизма.

Лабильно-сенситивная психопатия может быть как эндогенным сочетанием обоих типов, так и следствием психопатического развития из лабильной акцентуации в усло­виях воспитания по типу эмоционального отвержения и особенно в положении Золушки. Эмоциональная лабильность здесь в основном проявляется частыми спадами настроения при ред­ких и мимолетных радостных всплесках, легкостью упадка духа и слезливостью даже при упоминании о бывших ранее неприят­ностях, но быстрой податливостью утешению и успокоению.  В остальном преобладают сенситивные черты.

лабильность – предыдущая | следующая – сенситивная акцентуация

Подростковая психиатрия. Содержание.