Яндекс.Метрика

Основные типы конституциональных психопатий и психопатических развитий (продолжение)

Лабильные психопатии. Сама эмоциональная лабильность может достигать такой степени, что превращается в аффектив­ную взрывчатость.

Однако чаще на ядро эмоциональной лабильности наслаи­ваются черты другого типа — истероидного, неустойчивого, сенситивного.

Лабильно-аффективная психопатия обычно рассматривается в упомянутой сборной группе возбудимых пси­хопатий. Хотя аффективные вспышки возникают по ничтожному поводу, однако они быстро истощаются. Гнев легко сменяется слезами. В аффекте не бывает склонности к грубой агрессии. Обычно аффект ограничивается бурными эмоциональными проявлениями — плачем, стенаниями, руганью, швырянием вещей, иногда возникают реакции аутоагрессивного типа. По­стоянная смена настроения ведет к крайней неусидчивости, несобранности, отвлекаемости, быстрой смене интересов. От всего этого прежде всего страдает учеба, возникают постоян­ные конфликты как со старшими, так и со сверстниками. Обычно утрачивается присущая лабильной акцентуации правильность самооценки, нет критичности к своему поведению.

Александр Л., 14 лет. Отец был «с тяжелым характером», взрывчатый, ревнивый, оставил семью, когда сыну было 3 года. Мать — спокойная, мягкая по характеру.

Раннее развитие без особенностей, но с 4 лет страдал тяжелыми приступами пароксизмальной тахикардии (часто вызывали «скорую помощь», купировали инъекциями новокаинамида). С 5 лет появился отчим, а с 8 лет — единоутробная сестра. К отчиму относится неприязненно, ревнует к нему мать. С детства обшителен с ровесниками, но шумлив и обидчив. В школе сразу начались столкновения и с учителями, и с одноклассникам». По малейшему поводу оби­жался, не переносил замечаний, ссорился с товарищами — то лез в драку, то рыдал. Дома, по его же словам, чуть что, «стал закатывать истерики», подра­зумевая под ними аффективные взрывы с криками, плачем и бранью. Из-за непрерывных конфликтов с учителями и соучениками матери то и деле приходи­лось переводить его из одной школы в другую — за 8 лет обучения всменил шесть школ. В пионерском лагере не удержался и нескольких дней — бал приве­зен домой воспитателем.

Скандалы нередко завершались приступами пароксизмальной тахикардии (частота пульса до 160—180 в 1 мин), которые тяжело переносил, очень их боялся и тем не менее не мог удержаться от ссор и конфликтов. Последние несколько месяцев бросил ходить в школу, но дома аккуратно выполнял все задания и отвечал выученное приходившим к нему учителям. Много курил. Однажды с приятелями по двору выпил немного вина — по его словам, «сразу уснул, как подкошенный» и проснулся с сильной головной болью. С тех пор выпивать избегал.

В беседе обнаружил большую эмоциональную живость. Со слезами говорил об отчиме, который «любит только свою дочь». Объяснил, что бросил ходить в школу, так как «все равно отчим уговаривал мать отдать его в интернат». Сознался в несдержанности, в том, что «устраивает истерики», а потом сам жа­леет об этом. Отмечал изменчивость настроения, но «радость быстро промельк­нет», а «плохое настроение иногда из-за всякой ерунды».

Физическое развитие с выраженным инфантилизмом (препубертатная фаза).

При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонении. Отмечена веге­тативная лабильность: игра вазомоторов, повышенная потливость.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован смешанный лабильный и астено-невротический тип. Имеется указание на возможность формирования психопатии лабильного типа. Отмечены выраженная реакция эмансипации и резко отрицательное отношение к алкоголизации. Самооценка — неточная: по шкале субъек­тивной оценки достоверно выступили астено-невротические и сенситивные черты, отрицаются черты шизоидные.

Диагноз. Психопатия лабильно-аффективного типа выраженной степени.

Лабильно-истероидная психопатия может быть как конституциональной, так и следствием психопатического раз­вития при воспитании лабильного подростка в системе потворст­вующей гиперпротекции. Истероидный эгоцентризм здесь оборачи­вается требованием беспредельной любви и забот со стороны эмо­ционально значимых лиц, а не просто жаждой привлечь к себе взоры всего окружения. Фантазии обычно лишены упоительно-авантюрной жилки. Своими выдумками хотят показать не исключительность своей натуры, а как их любят, о них заботятся и балуют эмоционально значимые для них лица. Мечты имеют более романтическую окраску, это скорее воображаемые идил­лии о свершении надежд, о безмятежном счастье и блаженстве. По мнению Д. Н. Исаева и В. Е. Кагана (1979), такие подростки особенно склонны к платонической гомосексуальной влюбленно­сти в друзей и подруг. Тем не менее под действием психических, травм и в трудных ситуациях острые аффективные реакции и реактивные состояния обычно приобретают отчетливо истерическую окраску.

Геннадий К., 14 лет. Родился от внебрачной связи матери, отца не знает. Мать склонна к алкоголизации, к сыну холодна. Воспитывался бабушкой, к которой был очень привязан и которая не чаяла в нем души и во всем ему потакала. Когда ему исполнилось 10 лет, бабушка умерла. После этого при­вязался к товарищу по двору, ради него «готов был на все»: для него воровал в магазинах самообслуживания сперва сладости, а затем и вино, которое сам не пил. Дома с матерью были постоянные ссоры. Когда мать выбросила щенка, которого он приютил,— сбежал, пропадал несколько дней, ночевал в подвале своего же дома. Мать об этом знала, но его не искала. Недавно его друга за кражи направили в специальный интернат. Заскучал по нему, «не хотелось больше жить». Фантазировал, как поедет в места бывших боев и подорвется на мине. Неожиданно получил от друга записку, что тот «ждет» его в своем интернате. Решил туда попасть и для этого бросил ходить в школу и совершил несколько краж продуктов в магазине самообслуживания — действовал так, чтобы всякий раз его ловили. Был направлен в тот же специальный интернат. Но здесь его друг неожиданно отвернулся от него, сказал, что с ним больше дружить не будет, так как он слабый и хилый, а такие здесь не нужны. Другие соученики стали над ним издеваться, дразнили его, давали ему обидные клички. Сбежал из интерната домой, был пойман, водворен в тот же класс и ночью избит соучениками, так как за его побег их лишили кино. После этого за месяц трижды совершал демонстративные суицидные попытки. На глазах воспитателя пытался проглотить стекло. Тайком съел кусочек мыла, чтобы вызвать понос и попасть в инфекционную больницу. Наконец, после преследования со стороны соучеников пытался на их глазах перерезать себе вены на предплечье.

гипертимно-эксплозивный тип – предыдущая | следующая – лабильная акцентуация

Подростковая психиатрия. Содержание.