Яндекс.Метрика

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

1.3.2 Изучение особенностей подростковой самооценки в семьях с патогенными родительскими установками и нарушением общения (по данным диагностических обследований и психотерапии)

Задачей первого излагаемого ниже исследования было эмпирическое изучение типов и особенностей формирования самооценки детей-подростков (12-15 лет) в семьях с дисгармоничной структурой общения. В задачи второго исследования входил анализ структуры самоотношения родителей, испытывающих трудности в воспитании детей. Третий цикл исследований направлен на экспериментальный анализ связи самоотношения (в форме внутреннего диалога) и общения. Всего в исследовании приняло участие 353 человека, со 178 из них была проведена психодиагностическая и психокоррекционная работа. Контрольную группу составили 100 семей (175 человек), не обращающихся за психологической помощью и оценивающих свои семейные отношения как удовлетворительные. Психодиагностическая программа включала обследование с помощью следующих методик: MMPI, цветового теста Люшера, варианта личностного семантического дифференциала, проективной модификации методики самооценки со свободными шкалами (вариант Е.Т.Соколовой), модифицированного варианта методики управляемой проекции-МУП, индивидуального и совместного теста Роршаха, проективных методик “Рисунок человека” и “Моя семья”, проективного сочинения “Мой ребенок”.

Подростковый кризис знаменует собой второе психологическое рождение ребенка, повторяя, оживляя мотивационный конфликт принадлежности — автономии. Вновь, как и в раннем детстве, на одну чашу весов кладется сохранение привязанности и семейного “мы”, а на другую — утверждение уникальной самоидентичности. Родители же (мать — в первую очередь) вновь должны выбирать между эгоистическим удержанием ребенка в качестве объекта симбиотической привязанности (но тем самым фрустрации его базовых потребностей) и сбалансированной установкой на поощрение естественного “отделения” с сохранением эмоциональной связи с ним. Подростком этот конфликт переживается как страх потери Я, как дилемма: быть собой со своим особым и отдельным душевным миром и индивидуальными способностями и быть вместе — с теми, кто дорог и ценим. Тринадцатилетняя Аня в отчаянье признается: “Моя мама считает, что я — ее собственность, что даже моя кожа принадлежит ей, потому что она меня родила”. Сходную феноменологию переживаний описывает А.И.Захаров, считая, что страх потери социального одобрения, страх “быть не тем” и страх “не быть”, не состояться составляет суть невротического конфликта и встречается у детей (и первично у их родителей) со всеми клиническими формами невроза. Ареной борьбы этих противоречивых тенденций становится формирующееся самоотношение подростка. Известный феномен эмансипации подростковой самооценки от оценок значимых других со стороны своей внутренней динамики предстает как “внутренний диалог” родительской оценки и формирующейся самоидентичности подростка. Этот процесс не лишен противоречий и конфликтов, проникновения чужого (родительского) “голоса”, вытесняющего на первых порах “голос” ребенка, и собственных, не всегда успешных усилий ребенка отстоять право быть собой, стать точкой отсчета для своего Я.

Целью первого исследования являлось изучение закономерностей формирования самооценки подростка в зависимости от оценки его родителями. Объектом недовольства и беспокойства родителей, как правило, являлись: 1) поведение ребенка дома или в школе — неуправляем, “не желает подчиняться школьным требованиям”, “невозможно заставить вымыть за собой чашку”; 2) черты характера, которые расценивались с моральной точки зрения как неприемлемые: “на первом месте стоят удовольствия и деньги”, “с охотой выполняет только то, что хочет, а не то, что трудно или надо”; 3) особенности общения со сверстниками, в которых усматривалось проявление психической патологии — “сын патологически скован, зажат, трудности в общении со сверстниками”; 4) негативные черты характера, приобретенные наследственно – “астенизированный, взбудораженный, как я”, “у сына агрессивность, взрывчатость, возможно, это наследственное, так как ребенок приемный”; 5) собственное отношение к ребенку — “ежедневная жизнь с ним для меня пытка”, “у меня потеря контакта с ним, а для меня это — смерть”.

С помощью варианта методики личностного семантического дифференциала, построенного на базе шкал, максимально связанных с факторами “оценки” и “силы”, диагностировалась актуальная самооценка, идеальная самооценка и ожидаемая родительская оценка. Использовался также модифицированный вариант методики самооценки со свободными (“проективными”) шкалами.

На основании качественного анализа всего массива эмпирических данных выделены следующие типы самоотношения подростка.

1. “Эхо самооценка” ребенка является прямым воспроизведением оценки матери. Дети в ответ на инструкцию “Представь, как бы тебя описали твои родители” говорили: “А я и так уже описал себя, как меня мама оценивает” или “Я то же самое думаю, что мои родители”. Происходит “оборачивание” в сознании принятия точки зрения на себя родителей: “Мои родители меня оценивают так же, как и я сам”. Самоописание по свободным шкалам перемежается замечаниями типа: “Как мне говорят дома, я…”, “Мне мама каждый день говорит, что я эгоистичная” и т.п. Дети отмечают в себе прежде всего те качества, которые подчеркиваются родителями. Если внушается негативный образ и ребенок полностью принимает эту точку зрения, у него формируется устойчивое негативное отношение к себе с преобладанием чувства неполноценности и самонеприятия. Для сензитивно зависимого ребенка с узким диапазоном социальных контактов вне семьи родительские оценки становятся единственными внутренними самооценками в силу авторитетности и значимости родителей, тесной эмоциональной связи с ними. Неблагоприятность “эхо-самооценки” (пусть даже и в позитивном ее варианте) заключена в опасности фиксации крайней зависимости самоотношения от прямой оценки значимых Других, что препятствует выработке собственных внутренних критериев, обеспечивающих стабильность позитивного отношения к самому себе несмотря на ситуативные колебания уровня самооценки.

Нарушения отношений привязанности – предыдущая | следующая – Выделенные типы самооценок

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях