Яндекс.Метрика

Модель конфликта в позитивной психотерапии применительно к психосоматической медицине (продолжение)

Техника лечения, основанная на теории возникновения заболеваний

Ядром терапевтического вмешательства в позитивной психотерапии и семей­ной терапии является пятиэтапная стратегия лечения. Точка ее терапевтического приложения — актуальные и базовые способности. При этом мы исходим как из расстройств, так и из имеющихся в то же время способностей человека. Цели тера­пии формулируются индивидуально, их содержание определяется следующими моментами:

а) Позитивный процесс

Здесь делается попытка не упустить из внимания все возможности, как расстройства, так и способностей. Так, например, зададимся вопросом, какие преимущества имеет застенчивость? Какие функции выполняют нарушения сна? Что зна­чит для меня тот факт, что я боюсь или у меня депрессия?

И заболевания могут интерпретироваться позитивно:

Агрессивность: способность реагировать на что-либо спонтанно, эмоциональ­но и расторможено.

Алкоголизм: способность с помощью алкоголя временно сделать конфликт переносимым.

Амбивалентность: способность не принимать окончательного решения.

Депрессия: способность реагировать на конфликты с глубокой эмоциональностью.

Застенчивость: способность сдерживать себя и действовать по своему убеж­дению: если я не буду подвергать себя опасности, то мне нечего будет бояться быть задетым.

Инфаркт миокарда: способность принимать близко к сердцу нагрузки и фак­торы риска.

Клептомания: способность находить что-то, прежде чем другой это потеряет.

Лень: способность избегать требований достижения.

Мазохизм: способность дать возможность партнеру наслаждаться.

Мания: способность испытывать «море по колено», ощущать себя «всемогущим» и не обращать внимания на мелочи жизни.

Нарушение потенции: способность отстраниться от конфликтной сферы сек­суальности.

Нарциссизм: способность любить самого себя и переживать свои собственные мнимые слабости позитивно.

Невроз навязчивых состояний: способность осуществлять что-либо с чрезвы­чайной точностью, добросовестностью, пунктуальностью и последовательностью.

Нервная анорексия: способность обходиться малыми средствами. Способность разделить тяготы мирового голода.

Ночное недержание мочи (энурез): способность плакать нижней половиной тела.

Ожирение: способность доставлять удовольствие и восполнять дефицит вни­мания при помощи еды. Акцентирование ощущений, таких как вкус, эстетика блюд, широта взглядов в отношении продуктов питания.

Паранойя: способность видеть себя центром мира и его тайных сил.

Преждевременная эякуляция: способность быстро достигать цели.

Психосоматические симптомы: способность языком органов говорить о том, что в данный момент нет других средств справиться с конфликтом.

Распущенность: способность игнорировать принятые нормы или противосто­ять им.

Ревность: способность любить без того, чтобы своим поведением заслуживать любовь к себе.

Садизм: способность принимать активную роль.

Страх одиночества: потребность быть в обществе других людей.

Стресс: способность и приспособление организма к новой ситуации.

Упрямство: способность сказать нет.

Фиксация: способность придерживаться твердых установок и поведения.

Фригидность: способность сказать «нет» своим телом.

Шизофрения: способность отделить невыносимые сферы своего Я и заменить неудовлетворяющий окружающий мир фантастическим внутренним миром.

Экзистенциальная тревога: способность готовиться к будущему и не подда­ваться иллюзии безопасности.

б) Содержательный процесс

Зачастую к заболеваниям ведут не большие события, а постоянно повторяю­щиеся маленькие душевные травмы, которые в конце концов формируют харак­тер, особенно восприимчивый к отдельным конфликтам. Если, например, мать изо дня в день ругает ребенка за неаккуратность, это не помогает им обоим. В этом случае матери следовало бы разобраться, как формируется поведение ее ребенка в отношении поддержания порядка, было бы проще ей осознать, что существуют различные точки зрения на аккуратность. Для ребенка в свою очередь было бы лучше, если бы его не только критиковали, но и объяснили и показали, чего от него хотели бы.

Вот другой пример: человек, который усвоил, что он только тогда чего-то сто­ит, когда чего-то добивается, достигает личных и профессиональных успехов, вдруг ощущает себя абсолютно подавленным и ничтожным, если сразу не справляется с поставленной перед ним задачей.

Следующие вопросы облегчают фокальный доступ к актуальному конфлик­ту, например: Как Вы реагируете, если Ваш партнер опаздывает на встречу с Вами; если он не делает того, что Вы считаете правильным и важным? Что Вы делаете, если кто-нибудь из окружающих оклеветал Вас? Если кто-то распространяет во­круг себя невыносимый запах или если Вы вынуждены вести длительную беседу с человеком, у которого очень неприятно пахнет изо рта? Что Вы чувствуете, если к Вам отнеслись несправедливо или предпочли Вас другому? Что Вы чувствуете, когда замечаете, что Вас обманывают или когда Ваш партнер изменяет Вам? Что Вы ощущаете, когда Вам предстоит экзамен?

Если не просто прочесть эти вопросы, а прислушаться к тем ощущениям и мыслям, которые они вызывают, можно заметить, что в них содержатся актуаль­ные способности, вызывающие сильные эмоции и аффекты.

Описанный здесь подход предлагает проводить опрос пациентов, направлен­ный на выявление их готовности к конфликту. В то время как одни очень высоко ценят усердие/деятельность или бережливость, другие обращают внимание на аккуратность, пунктуальность, контакты, справедливость, вежливость, честность и т.д. Каждая из этих норм в свою очередь обладает своим собственным ситуативным, групповым, общественным значением. «Как только я подумаю о несправедливости моего шефа, я тут же начинаю дрожать, мне становится плохо. После этого у меня появляются головная боль и расстройство желудка» (28-лет­няя служащая с психосоматическими нарушениями).

Актуальный конфликт – предыдущая | следующая – Процесс лечения

Психосоматика и позитивная психотерапия