Яндекс.Метрика

Модель конфликта в позитивной психотерапии применительно к психосоматической медицине (продолжение)

Модель конфликта в позитивной психотерапии (краткая форма)

а) Актуальный конфликт

Жизненные события ( «Life events», как, например, изменения в профессио­нальной деятельности, переселение, чья-то смерть и др.) и микротравмы (накап­ливающиеся события, как, например, непунктуальность партнера, опоздание по­езда, ненадежность и несправедливость сотрудника) сочетаются в личности одно­го человека в их физическом, социальном и духовном измерениях (вопросы о 10 событиях последних 5 лет). В этом сочетании внешних перегрузок и личностно детерминированных возможностей и способностей для переработки этого напряже­ния возникает актуальный конфликт.

Научные исследования показали, «что в несколько различающихся культу­рах совершенно одинаковые психические процессы в социальной сфере известны и классифицируются как стресс». Так, одна американская исследовательская группа (Holmes & Rahe, 1967; Rahe, 1969) опросила в различных странах, таких как США, Швеция, Голландия и Япония, репрезентативную часть населения о том, какие события они считают наиболее тяжелыми. Поразительным результатом были практически не отличающиеся оценки в различных странах и культурах, и расположились они примерно по такому ранжиру:

1. Смерть супруга 100 9. Усыновление ребенка 45
2. Развод 73 10. Уход на пенсию 45
3. Разлука супругов 65
4. Тюремное заключение 63 38. Изменение ритма 16
5. Смерть одного из близких 63 сна-бодрствования
родственников 39. Изменение в составе семьи 15
6. Травма или болезнь 53 40. Изменение привычек в еде 15
7. Свадьба 50 41. Каникулы 13
8. Увольнение с работы 47 42. Рождество 12
43. Небольшие нарушения закона 11

 

Шкала стрессовых факторов указывает на то, «что существуют события вы­сокой стрессовой интенсивности и такие, которые в общем воспринимаются как малообременительные. В то же время считается, что неожиданные события вызывают существенно более сильный стресс, нежели предвиденные. Наконец, решаю­щим является то, действует ли стрессор однократно или сохраняется длительно и таким образом ведет к возрастающей нагрузке» (Heim, 1989).

На рубеже тысячелетий Sabshin (1990) предвидит в американской психиат­рии «концентрацию внимания на вопросе, как сохраняет человек свое здоровье во время различных фаз своего развития и по мере возрастающих нагрузок».

б)  Актуальный и базовый конфликт

Специфическое взаимодействие актуального и базового конфликта описыва­ется в позитивной психотерапии следующей моделью: исследуемые в дифферен­циально-аналитическом опроснике (ДАО, ср. ч. 1, гл. 4) и в Висбаденском опрос­нике к методу позитивной психотерапии и семейной терапии (WIPPF; Ре- seschkian, Deidenbach, 1988) способности, ценностные установки, концепции и готовность к конфликту (первичные способности как проявление способности к любви, вторичные – как выражение способности к познанию) усугубляют внешние события и аффективно окрашивают их на фоне биологически – биографической данности.

Во всех культурах актуальные способности начинают формироваться уже во внутриутробном периоде. Они проявляются во все жизненные периоды и этапы, отражаются и в реакциях на события последних 5 лет как приобретенные за время развития установки. В рамках терапии возможно достичь только частичной рег­рессии (например, в отношении верности, справедливости или бережливости). Часто при таком содержании процесса структурирование личности излишне.

в)   Ключевой конфликт

Предпосылки для этого — упомянутые направления развития базовых спо­собностей (4 сферы способностей к познанию и любви) в их индивидуальной фор­ме: как результат формируются готовность к поступкам и образ поведения с их аффективным и эмоциональным компонентами, которые вливаются в оп­ределяемую как ключевой конфликт дихотомию учтивость — прямота:

—       учтивость означает способность быть внимательным, подчиняться, го­ворить «Да» ценой интуитивного отказа и эмоциональной реакции стра­ха (ср.: ч. И, гл.26: «Как спрашивают об учтивости?» );

—       прямота как способность открыто выражать потребности, стоять за себя и утверждать себя определяет сопутствующий риск агрессии (ср.: ч.II, гл.5: «Как спрашивают о прямоте?» ).

Этот ключевой конфликт мы считаем центральной «точкой включения», где решается дальнейшее направление переработки конфликта.

В нашей модели мы рассматриваем ключевую точку учтивость — прямота как самое уязвимое место для следующей схемы возникновения симптома: реак­циям учтивости соответствует в эндокринном и медиаторном механизмах ЦНС реакция страха; реакциям прямоты соответствует в ЦНС агрессия (рис.2).

 

г) Нейрофизиология

В этих событиях принимает участие весь организм, в особенности гормональ­ная и вегетативная нервная система. В эмоциональных процессах задействованы как центральные (таламус, лимбическая система, структуры активации и вознаграждения), так и периферические структуры (катехоламины, гормоны коры надпо­чечников, вегетативная нервная система). Нейропептиды (например, гормоны ги­пофиза и гипоталамические пептиды), продуцируемые эндокринными клетками и эндокринными железами гормоны в узком смысле слова, а также продуцируе­мые центральными и периферическими нейронами медиаторы используются как сигнальные вещества. Так могут возникать функциональные нарушения и так называемые «Locus minoris resistentiae».

Процессы обмена между различными стадиями этой модели должны представ­ляться динамичными и функционировать при постоянной обратной связи, кото­рая может влиять, как индуцируя конфликт, так и редуцируя его. Например, та­кая саморегулирующаяся система может усиливать воздействие микротравм на субъективные границы перегрузок (невротические навязчивости). С другой сто­роны, система постоянной обратной связи определяет возможность терапевтичес­кого воздействия.

Транскультурный подход – предыдущая | следующая – Интерпретация способностей

Психосоматика и позитивная психотерапия