canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Пациенты с нарушениями пищевого поведения. Телесный опыт при нарушениях пищевого поведения.

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

1.7.2. Эмпирическое изучение телесного опыта у пациентов с пищевыми аддикциями

В данном разделе на примере изучения лиц с нарушением пищевого поведения при нервной анорексии и ожирении рассматривается связь образа телесного Я и самоотношения (Соколова Е.Т., 1989, 1991; Соколова Е.Т., Дорожевец А.Н., 1985, 1991; Соколова Е.Т. в соавт., 1986). Выдвигается гипотеза о детерминации направления искажения образа телесного Я “знаком” самоотношения и уровнем дифференцированности аффективно-когнитивного взаимодействия как интегрального показателя зависимости — автономии в структуре личностного стиля. Предполагается далее, что чем большей субъективной ценностью обладают телесные качества Я и чем больше диссоциация между Я-Грандиозным и Я-Зависимым, тем более будет подвергаться искажению образ Я. Сформулированные гипотезы находят косвенное подкрепление в ряде эмпирических исследований, указывающих на связь точности восприятия своего телесного облика и: а) эффективности контроля эмоциональных состояний (Брух X., Бертчнелл С, Ганли Р., Гарнер Дж., и Гарфинкель П., Лесли Р., Лоув М. и Фишер С, Слэйд Р. и Тойц С., Фэйрберн Ч. и др.); б) особенностей познавательного стиля (Гарнер Дж. и Бемис К., Росситер И. и Уилсон Дж. Хьюдсон Дяс. и Поуп X., Эккерт И.); в) удовлетворенности собой и самооценкой (Бодалев А.А., Кон И.С., Блок-Люис Н., Кац Дж., Леон Г., Мак-Фарлан Б., Мессик С, Рэнд Ч., Стункард А., Свифт У. и Кэмбэлл Б. и др.).

Согласно развиваемым в исследовании теоретическим представлениям, нарушения пищевого поведения имеют интимнейшее отношение к диссоциации и расщеплению телесного опыта и целостной структуры Я. Они глубоко интенциональны, несут в себе мощнейший мотивационный заряд, нуждающийся в “дешифровке”. Цели проведенного исследования не ограничиваются экспериментальной проверкой выдвинутых гипотез. Вслед за анализом экспериментальных данных выявленным феноменам дается семиологическая трактовка (Бахтин М.М., Барт Р., Лакан Ж.), имея в виду, что выражаемый на языке телесности опыт, относясь к сфере “заказанного” (запрещенного) не может быть понят исключительно в терминах осознаваемых и вербализованных значений, но скорее в виде метафоры, символа, целостно передающего их смысл как “телесно-душевных” содержаний сознания.

Основная экспериментальная группа включала 102 пациентки в возрасте 15-38 лет с диагнозами нервная анорексия (47 человек) и ожирение, экзогенно-конституциональная форма (55 человек). Все пациенты обследовались дважды — в начале и в конце лечения. В контрольную группу входило 50 психически здоровых лиц без нарушений пищевого поведения. Программа фонового обследования включала патопсихологическое обследование, оценку уровня психологической дифференцированности и зависимости по тесту “Встроенные фигуры” (Виткин) и “Рисунок человека”, реконструкцию субъективного жизненного пути и семейной ситуации на основании анализа истории болезни, проективных тематических бесед и рассказов ТАТ, проективного рисуночного теста “Моя семья” (20 больных нервной анорексией и 20 с гипералиментацией).

По данным основной экспериментальной процедуры — теста точечной оценки ширины тела, все пациенты показали значимо большее искажение образа внешности, чем испытуемые контрольной группы (Р – 0,01). Корреляционный анализ данных теста точечной оценки с показателями самоотношения, измеряемого с помощью варианта методики Дембо-Рубинштейн, опросника значимости и удовлетворенности телесными качествами, выявили следующее: 1) в статистически достоверном большинстве случаев при эмоционально-позитивной оценке параметра внешности его ширина перцептивно недооценивается, при негативной — переоценивается; 2) чем более эмоционально негативно оценивается телесный параметр, тем более он переоценивается; и чем более позитивно — тем более недооценивается (Р<0,1). Таким образом, взаимодействие аффективного и когнитивного компонентов в структуре осознания телесного Я носит характер “когнитивного подтверждения аффективного самоотношения”.

Доказываемый тезис о прямой зависимости характера когнитивного искажения от особенностей эмоционального самоотношения не означает отрицания возможности обратного влияния: переоценка или недооценка могут оказывать соответствующее влияние на эмоциональную оценку внешности. Однако у пациентов с нарушением пищевого поведения круг аффективно-когнитивных взаимодействий запускается преимущественно факторами аффективной природы. Данное предположение проверялось в дополнительном эксперименте: в процедуре “Уровень притязаний” пациенты показали высокую чувствительность самоотношения к личностному неуспеху. Снижение парциальных самооценок иррадиирует на область самооценки внешности, что приводит к соответствующим искажениям воспринимаемых размеров тела. Анализ результатов показывает, что больные нервной анорексией и ожирением превосходят здоровых испытуемых по величине искажения не только за счет более выраженной субъективной значимости внешности, но также за счет более низкого, чем в норме, уровня психологической дифференцированности (по данным тестов Встроенные фигуры, Рисование человека, Самоописание внешности – Р<0,01).

Низкий уровень психологической дифференцированности ответственен и за высокую сензитивность, стрессодоступность самоотношения пациентов к дезорганизующему влиянию любых аффективных факторов, вызывающих легкую смену знака самоотношения, его дестабилизацию — эффект “хрупкого” и “альтерирующего” Я, описанные нами ранее как феномены “пограничного” самосознания.

Концепция тела – предыдущая | следующая – Перцептивные искажения

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при расстройствах пищевого поведения

Яндекс.Метрика