Яндекс.Метрика

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

1.7.2. Эмпирическое изучение телесного опыта у пациентов с пищевыми аддикциями

В данном разделе на примере изучения лиц с нарушением пищевого поведения при нервной анорексии и ожирении рассматривается связь образа телесного Я и самоотношения (Соколова Е.Т., 1989, 1991; Соколова Е.Т., Дорожевец А.Н., 1985, 1991; Соколова Е.Т. в соавт., 1986). Выдвигается гипотеза о детерминации направления искажения образа телесного Я “знаком” самоотношения и уровнем дифференцированности аффективно-когнитивного взаимодействия как интегрального показателя зависимости — автономии в структуре личностного стиля. Предполагается далее, что чем большей субъективной ценностью обладают телесные качества Я и чем больше диссоциация между Я-Грандиозным и Я-Зависимым, тем более будет подвергаться искажению образ Я. Сформулированные гипотезы находят косвенное подкрепление в ряде эмпирических исследований, указывающих на связь точности восприятия своего телесного облика и: а) эффективности контроля эмоциональных состояний (Брух X., Бертчнелл С, Ганли Р., Гарнер Дж., и Гарфинкель П., Лесли Р., Лоув М. и Фишер С, Слэйд Р. и Тойц С., Фэйрберн Ч. и др.); б) особенностей познавательного стиля (Гарнер Дж. и Бемис К., Росситер И. и Уилсон Дж. Хьюдсон Дяс. и Поуп X., Эккерт И.); в) удовлетворенности собой и самооценкой (Бодалев А.А., Кон И.С., Блок-Люис Н., Кац Дж., Леон Г., Мак-Фарлан Б., Мессик С, Рэнд Ч., Стункард А., Свифт У. и Кэмбэлл Б. и др.).

Согласно развиваемым в исследовании теоретическим представлениям, нарушения пищевого поведения имеют интимнейшее отношение к диссоциации и расщеплению телесного опыта и целостной структуры Я. Они глубоко интенциональны, несут в себе мощнейший мотивационный заряд, нуждающийся в “дешифровке”. Цели проведенного исследования не ограничиваются экспериментальной проверкой выдвинутых гипотез. Вслед за анализом экспериментальных данных выявленным феноменам дается семиологическая трактовка (Бахтин М.М., Барт Р., Лакан Ж.), имея в виду, что выражаемый на языке телесности опыт, относясь к сфере “заказанного” (запрещенного) не может быть понят исключительно в терминах осознаваемых и вербализованных значений, но скорее в виде метафоры, символа, целостно передающего их смысл как “телесно-душевных” содержаний сознания.

Основная экспериментальная группа включала 102 пациентки в возрасте 15-38 лет с диагнозами нервная анорексия (47 человек) и ожирение, экзогенно-конституциональная форма (55 человек). Все пациенты обследовались дважды — в начале и в конце лечения. В контрольную группу входило 50 психически здоровых лиц без нарушений пищевого поведения. Программа фонового обследования включала патопсихологическое обследование, оценку уровня психологической дифференцированности и зависимости по тесту “Встроенные фигуры” (Виткин) и “Рисунок человека”, реконструкцию субъективного жизненного пути и семейной ситуации на основании анализа истории болезни, проективных тематических бесед и рассказов ТАТ, проективного рисуночного теста “Моя семья” (20 больных нервной анорексией и 20 с гипералиментацией).

По данным основной экспериментальной процедуры — теста точечной оценки ширины тела, все пациенты показали значимо большее искажение образа внешности, чем испытуемые контрольной группы (Р – 0,01). Корреляционный анализ данных теста точечной оценки с показателями самоотношения, измеряемого с помощью варианта методики Дембо-Рубинштейн, опросника значимости и удовлетворенности телесными качествами, выявили следующее: 1) в статистически достоверном большинстве случаев при эмоционально-позитивной оценке параметра внешности его ширина перцептивно недооценивается, при негативной — переоценивается; 2) чем более эмоционально негативно оценивается телесный параметр, тем более он переоценивается; и чем более позитивно — тем более недооценивается (Р<0,1). Таким образом, взаимодействие аффективного и когнитивного компонентов в структуре осознания телесного Я носит характер “когнитивного подтверждения аффективного самоотношения”.

Доказываемый тезис о прямой зависимости характера когнитивного искажения от особенностей эмоционального самоотношения не означает отрицания возможности обратного влияния: переоценка или недооценка могут оказывать соответствующее влияние на эмоциональную оценку внешности. Однако у пациентов с нарушением пищевого поведения круг аффективно-когнитивных взаимодействий запускается преимущественно факторами аффективной природы. Данное предположение проверялось в дополнительном эксперименте: в процедуре “Уровень притязаний” пациенты показали высокую чувствительность самоотношения к личностному неуспеху. Снижение парциальных самооценок иррадиирует на область самооценки внешности, что приводит к соответствующим искажениям воспринимаемых размеров тела. Анализ результатов показывает, что больные нервной анорексией и ожирением превосходят здоровых испытуемых по величине искажения не только за счет более выраженной субъективной значимости внешности, но также за счет более низкого, чем в норме, уровня психологической дифференцированности (по данным тестов Встроенные фигуры, Рисование человека, Самоописание внешности – Р<0,01).

Низкий уровень психологической дифференцированности ответственен и за высокую сензитивность, стрессодоступность самоотношения пациентов к дезорганизующему влиянию любых аффективных факторов, вызывающих легкую смену знака самоотношения, его дестабилизацию — эффект “хрупкого” и “альтерирующего” Я, описанные нами ранее как феномены “пограничного” самосознания.

Концепция тела – предыдущая | следующая – Перцептивные искажения

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при расстройствах пищевого поведения