Яндекс.Метрика

Быстрый сон как механизм компенсации отказа от поиска

В 1974 г. после тщательного анализа данных литературы и результатов собственных исследований мы предложили гипотезу, согласно которой в быстром сне осуществляется поисковая активность, задачей которой является компенсация состояния отказа от поиска в бодрствовании.
В пользу этой точки зрения свидетельствует целый ряд фактов.

1. В состоянии отказа от поиска потребность в быстром сне повышается. В предыдущей главе мы попытались обосновать представления, согласно которым депрессия и невротическая тревога представляют собой конкретные проявления состояния отказа от поиска у человека. Между тем одним из наиболее существенных физиологических показателей депрессии является сокращение латентного периода первого эпизода быстрого сна, т. е. времени от начала засыпания до первых признаков появления этой фазы. В норме латентный период колеблется от 70 до 110 мин, при депрессии он, как правило, меньше 70 мин и нередко составляет 40-50 мин.

Многие авторы предполагают, что сокращение латентного периода отражает повышенную потребность организма в быстром сне. В пользу этого предположения свидетельствует и «сдвиг» быстрого сна в первую половину ночи: относительное увеличение этой фазы в первых циклах. Существует, правда, и другая точка зрения. Некоторые авторы, например Вогель, полагают, что изменение распределения быстрого сна при эндогенной депрессии обусловлено нарушением суточного (циркадного) биологического ритма, и такое нарушение ритма лежит в основе патогенеза (механизма развития) депрессии.

Эту идею авторы пытаются подкрепить ссылками на лечебный эффект депривации сна или только фазы быстрого сна при эндогенной депрессии. Такие данные действительно есть: при лишении быстрого сна в течение одного или нескольких дней выраженность эндогенной депрессии уменьшается, особенно в тех случаях, когда в восстановительную ночь регистрируется выраженный эффект «отдачи». Природа такого лечебного действия депривации быстрого сна не ясна. Возможно, эта процедура приводит к изменению и нормализации обмена биологически активных веществ в мозгу – мозговых аминов. Основные современные гипотезы патогенеза депрессии связывают это заболевание с изменением обмена катехоламинов и серото- нина мозга; во время быстрого сна эти амины очень активны, лишение быстрого сна может вмешиваться в интимный механизм их обмена.

Не лишено основания и другое предположение. Мы ссылались выше на работы бостонской группы Гринберга, в которых было показано, что лишение быстрого сна меняет характер механизмов психологической защиты. Может быть, у больных эндогенной депрессией депривация изменяет их так, что симптомы депрессии исчезают. Во всяком случае, имеются наблюдения, когда лишение быстрого сна меняли состояние больного из депрессивного на маниакальное, что свидетельствует об изменении характера психологической защиты. Наконец, нельзя исключить, что лишение быстрого сна действительно нормализует какой-то нарушенный биоритм. Но можно ли объяснить сдвиг быстрого сна к началу ночи только этим нарушенным биоритмом, который нормализуется после депривации? Нам это представляется сомнительным. Указанный сдвиг характерен не только для эндогенной, но и реактивной, и невротической депрессии, а также для невротической тревоги.

Между тем лишение быстрого сна эффективно лишь при эндогенной депрессии. При реактивной депрессии оно не способствует улучшению состояния, а иногда даже ухудшает его. У больных невротической тревогой лишение быстрого сна не проводилось, но есть все основания считать, что оно могло бы обострить тревогу: у лиц, склонных к развитию невроза, лишение быстрого сна вызывает тревогу, а у больных неврозом тревога уменьшается к утру после того, как в ночном сне увеличивается быстрый сон. Следовательно, патогенез этих состояний отличается от патогенеза эндогенной депрессии, а раннее начало быстрого сна для них характерно. Учитывая, что, по крайней мере, при невротической тревоге показано благоприятное влияние быстрого сна на психическое состояние, мы склонны считать, что сокращение латентного периода быстрого сна и увеличение его первых эпизодов свидетельствуют о повышенной потребности в быстром сне при невротической тревоге. Лекарственные средства, вызывающие депрессию, например резерпин, одновременно приводят к увеличению длительности быстрого сна, а выраженный эффект антидепрессантов сопровождается его уменьшением.

2. Потребность в быстром сне увеличивается в состоянии отказа от поиска у животных. Мы уже ссылались на данные М. М. Богословского, который показал, что при хроническом эмоциональном стрессе у кошки, помещенной в клетку с агрессивной собакой, развивается пассивно-оборонительное поведение и увеличивается быстрый сон. За несколько лет до этих исследований мы провели прямое изучение влияния на сон отказа от поиска. Посредством электрического раздражения определенных зон мозга у крыс вызывали пассивно-оборонительное поведение. В последующие часы доля быстрого сна возрастала почти в два раза по сравнению с фоном. Американский ученый Снайдер показал, что у опоссума – животного, которое на стресс всегда дает пассивно-оборонительную реакцию, быстрый сон представлен особенно хорошо.

3. В то же время выраженное поисковое поведение и у человека и у животных приводит к уменьшению фазы быстрого сна. Эта фаза сокращается, как уже упоминалось, в условиях острого стресса, пока животное активно ищет выхода из ситуации. В исследованиях финского ученого Путконена, подтвержденных в дальнейшем в других лабораториях мира, показано, что активно-оборонительное поведение в условиях естественного стресса, например при схватке двух животных, уменьшает долю быстрого сна в последующем сне. Быстрый сон сокращается также после интенсивной самостимуляции, причем и в том и в другом случае это сокращение не сопровождается в дальнейшем эффектом «отдачи». Это может означать только, что при активно-оборонительном поведении и самостимуляции снижается потребность организма в быстром сне.

В главе I книги мы показали, что «общим знаменателем» для этих форм поведения, резко отличающихся по эмоциональному знаку, является поисковая активность.

Роль быстрого сна в решении задач– Предыдущая|Следующая – Доказательства теории В.Ротенберга и В.Аршавского (продолжение)
Поисковая активность и адаптация.Содержание