Яндекс.Метрика

Синдром дисморфофобии и дисморфомании (продолжение)

Эндореактивная подростковая дисморфомания. Встречаются случаи, когда переживания по поводу незначительных или во­ображаемых физических недостатков существуют в качестве крайне стойкого «моносимптома». Их принято оценивать как реактивные состояния подросткового возраста [Сухарева Г. Е., 1959] или как «сенситивный бред».

По содержанию такие дисморфомании не отличаются от транзиторных дисморфофобий, но им присуща страстная, не под­дающаяся никаким разубеждениям и увещеваниям вера в наличие у себя дефекта — крайне преувеличиваемого или всецело воображаемого. Эта убежденность может достигать степени настоящего паранойяльного бреда.

Дисморфомании целиком овладевают больным, становятся главенствующим переживанием в жизни, первейшим регулятором всего поведения. Они заслоняют все другое: волнения за близких, планы на будущее, прежние увлечения, превращают подростка в замкнутого, уклоняющегося от контактов, занятого только самим собой, озлобленного и на все раздраженного субъекта. Все это может приводить к утрате работоспособности и социальной дезадаптации. К дисморфоманиям иногда могут присоединяться идеи отношения, однако они целиком бывают связаны с воображаемым дефектом («все смотрят», «насмешливо улыбают­ся», «переглядываются»). Угнетенное настроение самими под­ростками связывается с дисморфоманическими переживаниями.

Дисморфомании нередко диссимулируются. Тогда о них при­ходится догадываться по поведению подростка. Например, по стремлению часто и подолгу в отсутствие посторонних подозри­тельно разглядывать себя в зеркале — «симптом зеркала» Абели — Дельма [Abely Р., 1930]. По той же причине подростки могут наотрез отказываться фотографироваться, даже для того, чтобы получить паспорт — симптом М. В. Коркиной (1959). Боль­ные могут упорно добиваться косметических операций — требо­вать «исправить нос», «вырезать жир из ягодиц» и т. п. Убежден­ные в «некрасивой» коже на лице способны каждодневно часами делать себе различные «маски». Мечтающие вырасти тайком начинают принимать анаболические препараты, преследуют врачей с требованием дать им гормон роста, о котором знают из школьных учебников анатомии.

Прогноз в таких случаях менее благоприятен, чем при транзи­торных дисморфофобиях. Полного выздоровления часто не насту­пает. Однако по миновании подросткового возраста больные приучаются скрывать свои болезненные переживания от посторон­них настолько, что эти переживания почти не сказываются на их поведении (компенсаторная диссимуляция) или же забота о своей внешности постепенно утрачивает прежнюю актуальность (дезактуализация дисморфомании).

Чисто реактивный генез подобных дисморфоманий мало­вероятен и поэтому относить их просто к «затяжным реактивным состояниям» вряд ли правомерно. Не меньшую роль в их развитии играют определенные эндогенные предпосылки, одной из которых является сенситивная акцентуация характера.

С другой стороны, также нецелесообразновсе эти случаи относить к шизофрении, рассматривая их как паранойяльный бред или как «протрангированный атипичный пубертатный шуб»

Дисморфомании при вялотекущей и прогредиентной шизо­френии. При неврозоподобной вялотекущей шизофрении начало которой обычно падает на подростковый возраст, дисморфоманический синдром встречается довольно часто. Его особенности будут описаны в гл. XV. Наряду с дисморфоманией, в этих случаях начинает вырисовываться другая психопатологическая симпто­матику однако поначалу дифференциальный диагноз между вяло­текущей шизофренией и эндореактивной дисморфоманией бывает затруднен.

Дисморфомаиии могут входить как отдельные симптомы в состав острого полиморфного, галлюцинаторно-параноидного, депрессивно-параноидного и других синдромов при остром или подостром начале прогредиентной шизофрении и при приступах шизоаффективпого психоза у подростков. Здесь более присущи полидисморфомании — подростки находят у себя несколько разнообразных дефектов, иногда — то один, то другой [Морозов П. В., 1977]

Дисморфофобичеекие и дисморфоманические эпизоды могут встречаться также в качестве предвестника («зарницы») будещего приступа шизофрении, порою опережая его на несколько лет.

С дисморфоманического синдрома может также почти исподволь начаться параноидная шизофрения. Тогда мнимому уродству вскоре даются бредовые объяснения: тощая фигура из-за того, что занимался онанизмом, маленький рост — от деге­нерации родителей, запах изо рта — от самоотравления организма и т. п.

Особенности психогенеза. Поначалу психогенез сходен с опи­санным при аноректическом синдроме. Как указывалось в под­ростковом возрасте собственная внешность, желание быть при­влекательным становятся предметом особого внимания и забот. Бурный рост изменяет телесные ощущения. Возникающие при этом диспропорции частей тела, неуклюжесть и неловкость в освоении его новых пропорций рождают недовольство своими физическими данными. В случаях транзиторных подростковых дисморфофобий время и среда вносят в эти переживания свои здоровые коррективы. При эндореактивной дисморфомаиии в силу определенных эндогенных компонентов, например вследствие сен­ситивной акцентуации, эти переживания становятся стойкими. При вялотекущей шизофрении именно здесь может оказаться «слабое звено» в системе личностных отношений, которые прежде всего поражает болезнь.

дисморфофобия и дис­морфомания – предыдущая | следующая – метафизическая интоксикация

Подростковая психиатрия. Содержание.