Яндекс.Метрика

Синдром метафизической (философической) интоксикации

Как особый психопатологический феномен описал у юношей и обозначил метафизической интоксикацией Th. Ziehen (1924). Однако еще в 1834 г. русский психиатр П. А. Бутковский сходные явления у юношей назвал «суемудрием» (цит. по В. В. Ко­валеву, 1979).

Под метафизической интоксикацией подразумевается довольно однообразная абстрактная интеллектуальная активность, направ­ленная на самостоятельное решение путем обдумывания «вечных проблем» — о смысле жизни, о предназначении человечества, об искоренении войн и т. п., поиск философских истин, создание своих мировоззренческих систем, своих теоретических концепций перестройки общества, развития наук, своих эстетических и этических взглядов. Все это занимает важное место в жизни подростка, получает выраженную эмоциональную окраску, плохо поддается критической оценке, т. е. приобретает характер сверхценных идей.

Однако существенным является то, что описанная активность ограничивается размышлениями, рассуждениями, писанием сочинений. На обыденном поведении все эти идеи могут никак не сказываться. Мало того, попыток внедрить свои идеи в жизнь, испытать их на практике, заполучить приверженцев либо вообще не предпринимается, либо они прекращаются после первых неудач. Поэтому нам представляется неправомерным чрезмерно расширять понятие синдрома метафизической интоксикации, как это сделано Л. Б. Дубницким (1977), включая в него идеи изобретательства, над воплощением которых в жизнь активно трудятся, а также всякого рода интеллектуальные и эстетические увлечения литературой, историей, театром, религией, определен­ными философскими течениями и т. п. Все это хотя иногда и может приобретать патологический характер, но отличается от метафизи­ческой интоксикации тем, что всегда присутствуют активная деятельность и желание либо преуспеть в избранной области, либо насладиться самим процессом усвоения другими созданных духов­ных ценностей. Поэтому при патологических увлечениях, затра­чивая массу времени на «любимое дело», подростки могут оказаться весьма эрудированными в данной области.

Какого-либо отчетливого психогенного фактора, толкнувшего к метафизической интоксикации, обычно уловить не удается.

Этот синдром характерен для среднего и старшего подростко­вого возраста и, как правило, встречается у юношей.

Транзиторная подростковая метафизическая интоксикация. Известный английский психиатр Н. Maudsley (1870) писал, что юноша проходит через «приступ метафизики», как дитя переболевает корью. Однако следует заметить, что этот приступ «душевной кори» приходится встречать, как правило, лишь у под­ростков с психастенической и шизоидной акцентуациями характера. Транзиторная метафизическая интоксикация не мешает хорошо учиться, не препятствует удовлетворительной социальной адаптации и характеризуется благоприятным прогнозом. В послепубертатном периоде явления метафизической интоксикации постепенно блекнут и исчезают. Более интенсивной и стойкой метафизическая интоксикация может быть при шизоидной психо­патии [Сухарева Г. Е., 1959].

Метафизическая интоксикация при вялотекущей неврозоподобной шизофрении. Развиваемые в этих случаях «философские идеи» отличаются вычурностью, явной, но незаметной для самого подростка противоречивостью, а то и нелепостью. Интеллектуальная деятельность здесь бывает совершенно непродуктивна, как бы на холостом ходу. Что-то читая и выписывая по многу часов, не могут ничего связно передать из прочитанного и записанного. Иногда особый интерес обнаруживается к «таинственным проблемам» — телепатии, пара­психологии, оккультизму, контактам с другими цивилизациями в космосе и т. п. Свои идеи иногда глубоко таят, опасаясь непонимания и насмешек. Сторонников или слушателей не ищут. Несмотря на тяжелую дезадаптацию в подростковом возрасте, после 20—25 лет может наступить удовлетворительная компенса­ция. Иногда же полная непродуктивность делает больных неприспособленными к жизни.

Особенности психогенеза. Среднему и старшему подростковому возрасту присущ процесс интенсивного развития абстрактного мышления, особенно выраженный при наличии психастенических и шизоидных черт. Это толкает к размышлениям, к познанию через рассуждения. В этом же периоде подросток осознает себя как личность. Свойственная возрасту реакция эмансипации находит отражение в критической оценке господствующих идей и в стремле­нии занять свое самостоятельное, независимое место в создании духовных ценностей. Недостаток знаний и, особенно, жизненного опыта и вместе с тем страстное желание сказать свое слово рождает примитивные суждения о труднейших проблемах. По образному выражению немецкого психиатра Н. Schute (1880), такой подросток с «зенитом человеческих чувствований» и «детским кругозором» напоминает «голову гиганта на туловище ребенка».

Синдром патологических увлечений ( «патологические хобби»)

Как указывалось в гл. I, увлечения (хобби) являются особен­ностью, присущей подростковому возрасту. Там же была при­ведена наша рабочая систематика увлечений, основанная на принципе мотивации.

Увлечения у подростков могут приобретать патологический характер. Особенно часто это случается при шизоидной психопатии и при психопатоподобной вялотекущей шизофрении. В этих случаях патологические увлечения могут составлять глав­ное, а в какой-то период даже единственное проявление психических нарушений. Это дает основание говорить о синдроме патологических увлечений.

дисморфомания – предыдущая | следующая – патологические увлечения

Подростковая психиатрия. Содержание.