Яндекс.Метрика

Глава 6. Проективные методы (продолжение)

Основная гипотеза Роршах-подхода. Чисто эмпирически Роршах установил, что индивидуумы проявляют различные предпочтения к особенностям пятна. Одни указывают в основ­ном на форму пятна, другие часто используют цвет, оттенки и т. д. Отсюда был сделан вывод, что люди обладают различ­ной чувствительностью к различным составляющим пятна и основная гипотеза заключается в том, что эта различная чувст­вительность, в свою очередь, связана с личностными и интел­лектуальными особенностями. Таким образом, если возможно определить качества пятна, на которые реагирует инвалид, то создаются предпосылки к пониманию его личности. Эти каче­ства пятна, к которым проявляется избирательная чувстви­тельность, и были связаны с представлением о детерминантах. Таким образом, имеются детерминанты формы (F), цвета (С), оттенков (с). Роршахом была еще выделена детерминанта, связанная с образом двигающегося человека,— детерминанта движение человека (М). Казалось бы, она находится в про­тиворечии с элементарными качествами пятна, на которые реа­гирует наблюдатель. Автор, однако, предположил, что и здесь имеется элементарная стимуляция, но не от пятна, а от собст­венных мышц, и назвал эти ответы «кинестезиями». Ответы о движении человека, согласно Роршаху, принципиально от­личаются от ответов о движении животных и, тем более, не­одушевленных объектов. Первые вызываются благодаря собст­венным кинестетическим ощущениям, остальные — лишь «сло­весное украшение». В таком первоначальном представлении Г. Роршаха о кинестезиях впервые прозвучала идея проекции в психологических методах — внутренние мышечные установки «проецируются» в двигательные образы. Эта идея оказалась малореализуемой в смысле выявления мышечных установок. Опыт показал, что соответствующий опрос является суггестив­ной и бездоказательной процедурой и предъявляет непомерно высокие требования к интроспективным возможностям чело­века. Поэтому ряд авторов, прямо не отвергая значение мы­шечных ощущений или непроизвольных движений, если их уда­ется надежно установить, указывают на решающее значение вербализации в установлении детерминанты движения человека, т. е. положение становится таким же, как и при установлении других детерминант. Такой переход на «вербальный» уровень в оценке движений ознаменовался в мировой практике введе­нием детерминанты движения животных (FM) и неодушевлен­ных объектов (т), в которых ориентация изначально идет на словесные указания. Опора на слова при оценке детерминант не является вынужденной уступкой метода. Она скорее связана с его естественным развитием и изменяющимся пониманием и перцептивной деятельности, и связанного с нею феномена про­екции, и самих детерминант. В связи с этим в первую очередь нельзя упускать, что «слово» является мощным психофизиоло­гическим и суггестивным фактором, способным, в частности, ав­томатически вызывать непроизвольные мышечные установки. В связи с этим в таком методе, как тест Роршаха, вопрос о «первичности» мышечных ощущений вообще не может быть надежно решен. В процессе конкретного исследования по Рор-шаху мы не можем исключить, что и «мышечные ощущения», и «непроизвольные движения» являются производными от сло­весного описания. Подобные соображения, однако, не снижают «проективной» ценности метода в связи со следующим.

Согласно современным представлениям, в перцептивном процессе пред­полагается связь стимуляции физического и психофизиологического уровней и ее структурализации, идентификации в общих представлениях, категориях, характеризующих воспринимаемый объект и, в конечном итоге, выражаемых в словах. Отсюда — отсутствие качественного различия между восприятием и другими видами познавательной деятельности [Брунер Дж., 1975; Найссер У., 1981]. Эти категориальные составляющие восприятия и опреде­ляют перцептивную избирательность. Благодаря таким высшим установкам мы способны воспринимать окружающее на очень разных уровнях обобще­ния и, кроме того, непосредственно воспринимаем сложный и тонкий эмо­циональный смысл явлений: например, видим не просто «растянутый рот», но улыбку в одном из бесконечного множества ее значений. Именно эти выс­шие установки в условиях неопределенности и ответственны за «проекцию». Специфика метода Роршаха заключается в том, что он соотносится с очень общими категориями, участвующими в восприятии (линия, цвет и пр.). Цен­тральным предположением является то, что эти категории связаны не только с чисто физиологическим уровнем восприятия, но и с уровнем очень общих человеческих значений, что и создает «проективность» метода. В этом свете становится понятным, что именно уровень «слов», а не элементарная чувст­вительность физиологического порядка определяет специфику метода. Выяв­ляемые с его помощью установки несут очень обобщенный, но сугубо чело­веческий уровень, который адресуется к «высшим» этажам восприятия, где перцептивная готовность тесно связана с мотивацией.

Развиваемая точка зрения ставит и новые вопросы. Так, является ли правомерным строго различать, как это традиционно делается, детерминанты и содержание ответов. И то, и другое — очень общие категории, а «движе­ние человека» или «движение животных» занимают явное промежуточное положение между «чистыми», «локализованными в пятне», детерминантами (контур, цвет) и содержанием. Если изложенные представления близки к реальному положению дел, то путь развития метода заключается в еди­ном осмыслении детерминант и содержания, но, естественно, на новом уровне, чем содержательные интерпретации пятен в дороршаховский период.

тип восприятия – предыдущая | следующая –  хорошая форма

Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Содержание