Яндекс.Метрика

Современные психодинамические подходы к изучению нарциссизма (продолжение)

Инфильтрация патологического Безумного Я примитив­ной агрессией придает таким пациентам качество насильст­венной самодеструктивности. При таких условиях они бессоз­нательно ненавидят все хорошее и ценное не только во внеш­них объектах, но и в своих собственных потенциально «хороших» аспектах нормального зависимого Я. В крайних слу­чаях такие пациенты чувствуют безопасность и триумф, толь­ко когда разрушают всех и каждого, и, в особенности, фрустрируют усилия тех, кто их любит. Чувство властной мощи пред­ставляется в таких случаях дериватом от непроницаемости по отношению к обычным человеческим слабостям. Крайне нациссические личности отличаются злокачественным слияни­ем либидо и агрессии, вложенных в Безумное Я, где агрессия выраженно предом инирует. Очень трудно «спасти» зависимые здоровые части Я из «капкана» нарциссической структуры. Пациенты кажутся индифферентными к внешнему объектно­му миру. Они ощущают себя дающими жизнь самим себе и способными один на один встретиться со всеми своими нуж­дами. Они предпочитают умереть, отрицая факт рождения, и разрушают любой потенциал помощи, чтобы не зависеть от аналитика. Самодекструктивное отреагирование может идеа­лизироваться ими как ответ на возникающие проблемы.

Розенфельд различает здоровый нарциссизм, обеспечи­вающий либидозное усиление Я, и нарциссизм, характери­зующийся идеализацией деструктивных аспектов Я. Иссле­дователь полагает, что деструктивный нарциссизм есть ма­нифестация инстинкта смерти, который находит свое выра­жение в хроническом «параличе», удерживающем пациента «вне» жизни, вызывающем интенсивный страх смерти и противоположном воле пациента к жизни. Подчеркивается, что силы смерти становятся более угрожающими, когда пациент «отвернут» от жизни и «хороших» объектов.

Розенфельд связывает свою теорию с наиболее тяжелы­ми формами негативной терапевтической реакции. Он по­лагает также, что бессознательная грандиозность таких па­циентов принимает форму фантазий о том, что они ин­корпорируют одновременно маскулинные и феминные аспекты внутренних и внешних объектов, становясь, таким образом, полностью свободными от сексуальных нужд, как и от других потребностей, связанных с зависимостью.

«Слом» нарциссических структур может вести к психоти­ческим переживаниям параноидального круга, тогда стано­вится необходимой интерпретация, чтобы пациент мог про­двинуться к ситуации истинной зависимости: к депрессивной позиции и переживаниям эдипова конфликта. Патологи­ческое Грандиозное Я таких пациентов отражает наиболее примитивные, тяжелые, неподатливые формы сопротивле­ния, когда бессознательная вина вызывается садистским Су- перэго, характеризуя негативную терапевтическую реакцию. В от личие от других кляйнианцев, Розенфельд интересовался феноменологическими аспектами патологии характера и их дифференциальным диагнозом. Это позволяет с большей легкостью интегрировать его клинические наблюдения в основное русло психоаналитического мышления. Исследо­ватель снабдил нас важным описанием клинических характеристик нарциссических пациентов и особенностей развития трансфера.

Тема деструктивного нарциссизма, описанного Г.Розенфельдом, получила дальнейшее развитие в работах О.Кернбергa (Kernberg O.F., 1975, 1984, 1989, 1995, 1997), исследующсго «злокачественный нарциссизм» (см. параграф 2.3).

Клинические аспекты деструктивных сторон нарциссиз­ма также изучались Г.Зайдлером (1997). Автор обращает особое внимание на соединение регрессивных тенденций с деструктивностью и идеализацией. Он видит в деструктивном нарциссизме способ структурно-специфического разреше­ния эдипова конфликта. Реальность Другого/Чужого стоит на пути цели достижения идеальной гармонии с субъектом. На эдиповой стадии, уже переработав разрушение нерас­члененности, нужно заново выстроить ее натриадном уровне. Неудавшаяся попытка переработать содержание эдиповой стадии средствами, характерными для раннего нарушения, является признаком деструктивного нарциссизма.

То, что закрывает путь к предполагаемой идеальности, интегрированности с другими, убирается с дороги в инте­ресах достижения идеала. В плане динамики деструктивного нарциссизма идет речь о разрушении «третьей стороны» на всех стадиях ее формирования. Выделяются четыре основные клинические картины проявлений деструктивного нарцис­сизма: «громкая» картина симптомов — насилие как способ избавиться от чуждости незнакомых чувств (стыда); «тихая» картина симптомов — отсутствие контактов; психосомати­ческая картина симптомов и деструктивно-нарциссическое взаимодействие (садомазохизм).

Психотерапия

Розенфельд утверждал, что возможно проводить анализ с большинством нарциссических пациентов. Позднее он уточ­нил, что для нарциссических пациентов с насильственны­ми агрессивными чертами анализ не показан. Он предло­жил модификацию психоаналитической техники при лече­нии нарциссических пациентов с тяжелыми формами регрессии. Он считал необходимым интерпретировать и по­зитивный, и негативный трансфер, применяя «операцио­нальные кларификации».

Концепция Розенфельда – предыдущая | следующая – Подход психологии Я

Психология нарциссизма. Содержание