Яндекс.Метрика

I. Чешская и словацкая психология

Чешская психология ведет свое начало уже с XVI века. Оно связано с ме­дициной. В 1577 году помощник отважного анатома Есениуса (казненно­го на Староместской площади после битвы на Белой Горе) Адам Гиберус читал лекции по основам физиологической психологии, а Матиаш Гриллус читал лекции об учении Аристотеля «О душе».

Дальнейший путь развития шел от великого педагога Я. А. Коменского с его глубоким знанием педагогической психологии к Иржи Прохазке и Я. Е. Пуркине (особенно к выдающимся открытиям по психоло­гии зрения), через период чешского гербартизма (Гина, Гануш, Чупр, Дастих, Дурдик, Линднер, имеющий большое значение, как первый ав­тор социальной психологии) к естественнонаучно ориентированному позитивизму, обоснованному в первую очередь основателем чешской современной психологии, философом и логиком Франт. Крейчи (1858-1934).

Борьба Крейчи против идеалистической биологии и физиологии Мареша, Бабака и Лготака имела историческое значение не только для чешской психологии, но и для целой эпохи чешской культурной исто­рии. Однако сам Крейчи, как каждый позитивист, не избежал в конце концов идеализма.

Позитивизм напрасно старается обойти вопрос материалистической или идеалистической сущности психической жизни и бытия при помощи фикции, что и констатирует только научно установленные факты. Ф. Крейчи также считал, что он может обойти вопрос о сущности психиче­ской жизни, прокламируя психологический параллелизм, но таким пу­тем он пришел к искусственным спекуляциям и логическим конструкци­ям, далеким от действительности, когда он стремился выводить все пси­хические явления из логически дедуцированных ощущений («складыва­нием объясняются более сложные явления»).

Первая Чешская современная психологическая лаборатория была создана в 1926 году в Институте психологии в университете г. Брно. В настоящее время это учреждение как и институт психологии Карлова университета и психологические лаборатория Чехословацкой и Словац­кой Академии наук являются современными учреждениями, в которых электроника пришла на смену старой механике.

Лабораторию психологии в Брно создал М. Ростораг; психологиче­ская школа в г. Брно (Кратина, Хмеларж, Конечный, Коларжикова и др.) означала шаг вперед не только вследствие своего экспериментального направления, мировой ориентации, но и тем, что она стала издавать первый психологический журнал «Психология».

После второй мировой войны чешская и словацкая психология ста­ли бурно развиваться не только на кафедрах психологии (Я. Долежал, В. Тарди, В. Пржигода, И. Ставел, И. Лингарт, Фр. Гиглик, М. Махач в Праге; В. Хмеларж и Р. Конечный в Брно; А. Юровский и Т. Пардел в Братиславе; Э. Голас в Оломоуце), но и в научно-исследовательстких институтах и в Академии (Лингарт, Бажани, Ковач и др.).

Важной вехой, ознаменовавшей новый и плодотворный размах в развитии чехословацкой психологии, стало непосредственное участие психологов в медицинской, педагогической и экономической практиках. Психология перешла из кафедр прямо в жизнь, и с 1948 года можно встретить психологов не только в педагогической практике, но также (с 1950 года) и в клинической практике, на предприятиях, в консультаци­ях и т. д.

В области медицинской психологии в настоящее время работают десятки психологов по психиатрии, неврологии, педиатрии, хирургии, гинекологии, в области профессиональных заболеваний, в институтах матери и ребенка и т. д. Этот тесный контакт теории с практикой привел к новым плодотворным теоретическим открытиям и связан с более ста­рыми работами, нацеленными на практику (В. Форстер, Г. Стеглик, Саудек, Долежал, Хмеларж, Ваня, Стейскал и др.). Практика сама ставила перед психологами среднего и младшего поколения многочисленные теоретические, специальные и методологические проблемы. Они стара­лись решить эти проблемы и со времени наступления этого поколения в практику в последние 20 лет мы были свидетелями бурного развития психологических исследований, как основных, так и прикладных.

Они осуществлялись уже при помощи методов, которые брали при­мер с точных проектов современной мировой психологии и широко ис­пользовали количественные методы математическо-статистического анализа, – иногда даже в ущерб собственному психологическому анали­зу.

Одновременно произошло и существенное расширение научно-исследовательского спектра, включившего в себя новые области, до сих пор не затрагиваемые чешской и словацкой психологией и тем самым чешская и словацкая психология установили более тесные личные и ра­бочие контакты с мировой психологией.

Произошла смена поколений, которая знаменовала собой не только новые успехи психологии в практике и в теории, но и дальнейший шаг на пути к международному сотрудничеству. На первое место выступила целая плеяда новых специалистов, возглавивших кафедры и научно-ис­следовательские учреждения Академии и ведомственные институты, а также вошедших в правление организациий психологов.

Возник ряд самостоятельных научно-исследовательских учрежде­ний: Институт психологии Чехословацкой Академии Наук в Праге, Лаборатоия психологии Чехословацкой Академии Наук в Брно, Институт экспериментальной психологии Словацкой академии Наук в Братисла­ве, Научно-исследовательский институт детской психологии и патоло­гии в Братиславе, ряд ведомственных учреждений; создаются также и психологическо-воспитательные клиники, соединяющие практическую консультативную работу с научными исследованиями и т. д.

Психологи публикуют свои работы в следующих журналах: «Чехос­ловацкая психология», “Studia psychologica” (ранее Психологические ис­следования Словацкой Академии Наук»), «Психология и патопсихоло­гия ребенка», «Психология в экономической практике», «Педагогическая консультация», «Психолог в Чехословакии», а также и в ряде специальных журналов в соответствующих дисциплинах. Это динамическое наступление нового поколения психологов, проходившее не в про­тивоборстве со старшим поколением психологов, а в самом тесном сотрудничестве с ними, заметно и в синтетических исследованиях в « Чехословацкой психологии», относящихся к 1965 году № 4 и № 5): «Взгляд на психологию в медицине в Чехословакии до 1965 года» (Р. Ко­нечный), «Двадцать лет чехословацкой психологии труда» (З. Буреш) и «20 лет психологии ребенка и педагогической психологии в ЧССР» (Д. Осладилова), частично и в исследовании «Пятьдесят лет ЧССР и психо­логия в чешских областях» (В. Хмеларж, З. Буреш, Д. Осладилова, И. Шванцара и Вл. Тарди) и «40 лет психологии в Словакии» (Т. Пардел), опубликованных в 1969 году в 5 номере журнала «Чехословацкая психология».

Что касается развития психологии в Словакии, то мы отсылаем чи­тателя еще к статье Т. Пардела и Кошчо: «20 лет словацкой психоло­гии» (Сборник философского факультета университета Коменского. Братислава 1966).

Ряд врачей работал и работает в психологии: Вондрачек, Добиаш, Стухлик, Неволе, Горвай и Гашковец, Гюнсбергер, Погади, Боухал, не­вропатологи: Грбек, Попек; педиатры: Тейшл, Брунецкий, Трнка, Михаличкова, Дамборска и др.