Яндекс.Метрика

Знак эмоции

Представление о том, что эмоциональный (аффективный, чувственный) процесс имеет положительный или отрицательный знак, лежало уже в основе первых психологических концепций (Вундт, Титченер, Циген, Витивицкий). Однако они не объясняли сущности данного факта, предполагая, что понятия удовольствия и неудовольствия каждому хорошо известны по собственному опыту. И только несколько десятков лет назад было начато изучение природы и функций описываемых этими понятиями явлений. Уточнению природы удовольствия и неудовольствия в значительное мере содействовали работы Хебба (Хебб, 1949). Анализируя данные нейрофизиологии, Хебб пришел к выводу, что регуляция поведения осуществляется благодаря формированию мозговых структур, функционирующих в определенном порядке. Дезорганизация этого порядка означает отрицательную эмоцию, а поддержание и развитие деятельности соответственно существующим структурам — сущность чувства удовольствия.

Возникает вопрос, является ли отрицательная эмоция следствием дезорганизации регуляторных процессов или ее причиной. Можно ответить, что она является и тем, и другим: фактор, дезорганизующий процесс, вызывает негативное эмоциональное состояние, а это состояние в свою очередь прекращает и дезорганизует действия, которые привели к столкновению с данным фактором; в некоторых случаях может проявиться лишь тенденция к прекращению действия и дезорганизации.

Таким образом, негативный эмоциональный процесс вызывается фактором, дезорганизующим протекание регуляторной деятельности, а сам этот процесс оказывает дезорганизующим протекание регуляторной деятельности, а сам этот процесс оказывает дезорганизующее влияние на поведение. Иными словами, отрицательную эмоцию можно понимать как «волну дезорганизации».

Однако такая характеристика отрицательной эмоции не учитывает одного важного обстоятельства, а именно что она не только приводит к дезорганизации, но может также и способствовать организации определенных действий: под влиянием отрицательных эмоций формируются акты убегания, нападения или устранения негативного фактора.

Следует отметить, что отрицательная эмоция — сложное явление. Она дезорганизует ту деятельность, которая приводит к ее возникновению, но зато организует действия, направленные на уменьшение или устранение вредных воздействий. Таким образом, отрицательный процесс содержит в себе элементы как дезорганизации, так и организации. Эта специфическая особенность отрицательных эмоций позволяет объяснить определенную группу фактов, опровергающих мнение о том, что отрицательные эмоции вызывают тенденцию к устранению их источника. Так, например, часто приходится наблюдать упорное удерживание негативных эмоциональных состояний, сохранение и даже самовнушение грусти, обиды, печали, гнева и т. п. Зная, что отрицательная эмоция имеет двойственную — дезорганизующе-организующую — природу, мы получаем основу для объяснения этого парадокса: отрицательная эмоция представляет собой такое психическое состояние, которое возникает, чтобы устранить вредные для субъекта факторы. Но возникнув, она имеет тенденцию к самоподдержанию, подобно тому как все другие мозговые функциональные состояния после своего возникновения обнаруживают тенденцию к сохранению. По этой причине нередко избавление от неприятного состояния может оказаться неприятным, а поглощение грустью — напротив, приятным. «Каждая ситуация, сильно окрашенная чувством, — отмечает Вптвицкий, — откладывается в образ и навязывает его созерцание, даже если сама по себе она была неприятной» (Witwicki, 1963, с. 152). Вполне возможно, что именно поэтому страх часто, а иногда даже отвращение таят в себе наслаждение.

Еще одно противоречие связано с утверждением, что отрицательные эмоции приводят к уменьшению контакта с вызывающими их воздействиями. Однако известно, что, например, испугавшийся человек не только уменьшает поступление негативных сигналов (например, убегает), но становится также более чутким, более внимательным, то есть одновременно увеличивает поступление сигналов. Для объяснения этого факта можно обратиться к анализу роли регулятора в кибернетическом понимании. Вспомним различаемые Эшби классы явлений: внешние явления (Г), возмущения (D), регулятор (R), существенные переменные (Е). Как уже говорилось, назначение регулятора состоит в сохранении колебаний Е в пределах, то есть в предохранении от состояний, которые могли бы превысить уровень допустимых колебаний и уничтожить Е. Если R — хороший регулятор, то есть работает успешно, он обеспечивает такое преобразование возмущений D, что все исходы входят в  (Эшби, 1959). Для этого R должен «подавлять разнообразие в Е», но достигнуть этого он может только посредством увеличения собственного разнообразия. Другими словами, большое количество разнообразия (как информация) впускается лишь в часть системы, а затем используется так, чтобы не допустить его проникновения в остальные части системы, к существенным переменным (Е).

Возвращаясь к проблеме эмоций, можно сказать, что при наличии негативных сигналов часть процессов действует как регулятор R и способствует максимальному увеличению информации, чтобы предохранить организм (существенные переменные Е) от воздействия нарушающих факторов. Таким образом, отрицательная эмоция приводит к блокировке одних каналов (к Е) путем открытия других каналов (или к расширению сферы действия функции R).

Высказанные соображения показывают, что упрощенные формулировки относительно дезорганизующего и организующего влияния удовольствия и неудовольствия на деятельность не передают сложного характера реальных явлений. Поэтому недостаточно утверждать, как это делает Лангфелд, что «приятными являются такие ситуации, которые мы стремимся сохранить и продлить. Неприятные вещи нам не нравятся. Мы стремимся избегать их. Неудовольствие — это такое условие, которое мы стремимся устранить… Когда субъект способен двигаться… приятные раздражители вызывают движения, к ним приближающие, неприятные — от них удаляющие» (Ленгфельд, 1950).

То же самое можно сказать и об утверждении Янга: «…аффективный процесс служит причиной и источником поведения, то есть фактором, который поддерживает или прекращает возникающие формы поведения. Усвоение действий приближения или избегания происходит согласно гедонистическому принципу максимизации позитивной аффективности (удовольствия, радости) и минимизации негативной аффективности (страдания)» (Янг, 1955).

При таком понимании эмоций как процесса, посредством которого осуществляется оценка значения происходящих событий для субъекта и который в зависимости от этой оценки сам принимает положительную или отрицательную форму, возникает проблема адекватности такой оценки. Дело в том, что эмоции не всегда направлены на защиту главных интересов организма, особенно когда какой-либо ситуативный или случайный интерес находится в противоречии с другими интересами субъекта. Ведь нередко для удовлетворения одной потребности приходится отказываться от удовлетворения других. Эмоциональный процесс обычно не учитывает всех интересов субъекта — устойчивых и временных, общих и частных, настоящих и прошлых. Чаще всего его особенности определяются актуальной иерархией отношений в системе регуляции, то есть доминирующими в данный момент потребностями. Если личность хорошо интегрирована, то учет интересов доминирующей в данный момент структуры равнозначен учету интересов всей целостности; в случае отсутствия интеграции (как это бывает у инфантильных лиц, наркоманов или при психических заболеваниях) эмоциональные реакции, отвечая только одной, непропорционально выраженной потребности, могут оказаться в остром противоречии с главными интересами субъекта.

Довольно часто в конкретной ситуации ни одна из потребностей не приобретает устойчивого преобладания; в таком случае возникают амбивалентные чувства и эмоциональный конфликт.

 

Эмоциональное возбуждение – Предыдущая|Следующая – Содержание (качество) эмоциональных процессов

Экспериментальная психология эмоций. Содержание