canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Проблема взаимосвязи языка, мышления и культуры. Определения культуры.

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

Большие сложности для решения проблем взаимосвязи язы­ка — культуры — мышления в теоретическом плане возникают из-за существенных разногласий как в отечественной, так и в зарубежной науке относительно понятия «культура». Если один из основоположников «культурной антропологии» — Ф. Боас определяет культуру как сумму всех небиологических аспектов человеческой жизни, то структуралист У. Гудинаф считает, что культура — это не материальный феномен, это не предметы, люди, поведение или эмоции, а определенная сумма знаний или модели интерпретации того, что говорят и делают люди[1]. А. Моль определяет культуру как мозаичный след, оставляе­мый искусственным окружением в сознании отдельной лично­сти, или как структуру знаний, которыми человек обладает как элемент некоторой социальной группы [Моль 1973, 45—46]. Многоаспектность такого явления, как культура, заставляет многих ученых отказываться от выработки определения куль­туры. В ряде случаев в зависимости от целей конкретного ис­следования выделяется набор некоторых явлений, которые «яв­но» относятся к области культуры. Э. Тайлор в книге «Перво­бытная культура», например, говорит о культуре как о комп­лексе значимых для индивида явлений, в которые включает знания, верования, искусство, мораль, законы, обычаи и любые другие способности и привычки, приобретенные человеком как элементом общества [Тайлор 1939, 1].

А. Д. Швейцер и Л. Б. Никольский отмечают также тенден­цию к «дематериализации» феномена культуры в некоторых концепциях зарубежных ученых, в частности у У. Гудинафа. Главной особенностью этих концепций является стремление свести культуру к сетке отношений, к интерпретации феноме­нов культуры как знаковой системы. «Будучи сложным и многогранным явлением, культура может рассматриваться во мно­гих ракурсах и многих аспектах, в том числе и в терминах се­миотической теории, устанавливающей общие закономерности знаковых систем. Однако из этого никак не следует, что куль­тура может быть сведена к сетке отношений или что удовлет­ворительное описание культуры может игнорировать ее мате­риальную сторону [Швейцер, Никольский 1978, 37].

Тот факт, что зарубежные ученые, как правило, не дают определения культуры, а сосредоточивают внимание на ее составных частях, находит отражение и в поисках ими факторов, позволяющих устанавливать различия внутри культур и между культурами. М. Коул и С. Скрибнер приводят некоторые из них, рассматриваемые как потенциальные механизмы, порож­дающие те или иные культурные страты. К таковым относятся язык, урбанизация, институты образования, грамотность. Для объяснения специфики культуры привлекаются: экономические факторы, например свойства ландшафта (джунгли или аркти­ческие просторы); экономические факторы, обусловливающие «профиль» культуры (основные виды деятельности, обеспечи­вающие средства к существованию, — охота или земледелие) [Коул, Скрибнер 1977, 18]. Эти авторы отмечают, что, хотя поиски таких факторов и необходимы, они далеко не полно­стью объясняют специфический профиль той или иной куль­туры.

В отечественной науке над вопросами определения содержа­ния понятия культуры работают философы, историки, психологи, лингвисты. Основываясь на теории деятельности А. Н. Леон­тьева, в рамках которой постулируется необходимость рассмат­ривать культуру в связи с социальной активностью человека и считать ее продуктом социально-исторического опыта [Леон­тьев А. Н., 1968], дают, например, определение культуры Е. М. Верещагин и В. Г. Костомаров. Они указывают на обще­ственный характер культуры как продукта социальной актив­ности человеческих коллективов, как совокупности материаль­ных и духовных ценностей, циркулирующих в определенной, лингвокультурной общности. Культура в таком понимании иг­рает определяющую роль в становлении отдельной человече­ской личности [Верещагин, Костомаров 1976, 38].

Работы по теории культуры интересуют нас в связи с проб­лемой взаимоотношения языка и культуры, а также в связи с фактом национально-культурного многообразия лингвокультурных общностей. Для рассмотрения этих проблем представляет­ся необходимым такое понимание культуры, которое определяет культуру в целом и одновременно может быть применено к описанию отдельных национальных культур. Такое понимание культуры, по нашему мнению, дает Э. С. Маркарян. Рассмат­ривая культуру как универсальное явление, выражающее спе­цифику существования социума, Э. С. Маркарян определяет ее как «внебиологически выработанный способ деятельности людей», благодаря которому их активность соответствующим образом регулируется, физически обеспечивается и воспроизво­дится (функциональное определение). Фундаментом этих поло­жений является субстанциональная характеристика культуры — это особый, надбиологический по своей природе, антиэнтропий­ный и адаптивный механизм общества [Маркарян 1977, 138— 139]. Такое общеродовое понятие культуры может быть кон­кретизировано в зависимости от объектов соотнесения. При рассмотрении проблем национально-культурной специфики удобно пользоваться термином «локальная культура», который Э. С. Маркарян использует на уровне соотнесения локальных исторических типов культур (этнических культур) [Маркарян 1969, 103, 112—114, 215—216; 1962, 172—173; 1978, 15].

В зарубежной науке проблемам культуры посвящены рабо­ты О. Шпенглера, Э. Тайлора, А. Швейцера, А. Тойнби, Р. Бенедикт, М. Коула и С. Скрибнер, А. Моля и др. Традиционно уделяется много внимания проблемам культуры и в зарубежном языкознании — в рамках проблемы «язык — культура». Особый интерес в связи с проблемой национально-культурной специфики речевого мышления представляют работы Ф. Боаса, Э. Сепира, Б. Уорфа, У. Гудинафа, К. Леви-Стросса, Ч. Осгуда, С. М. Эрвин-Трипп, Д. Хаймса, К. Пайка, К. Хейла и др.


[1] Эти и другие взгляды на понятие «культура» в работах зарубежных ученых см.: [Швейцер, Никольский 1978; Коул, Скрибнер 1977].

Лингвистическая относительность – предыдущая | следующая – Коммуникация в коллективе

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Консультация психолога при личных проблемах

Яндекс.Метрика