Яндекс.Метрика

Роль межполушарного взаимодействия в динамике нейропсихологического синдрома

К.М. Шипкова, Е.Г. Гришина, В.М. Шкловский

Москва, Россия

Клиническая нейропсихология, помимо диагностических задач, связан­ных с установлением очага поражения и нарушением психических функций, решает также задачи их восстановления.

Проблемы восстановительного обучения не потеряли своей актуальнос­ти до настоящего времени. Это связано, прежде всего, с запросом практики: практическая нейропсихология нуждается в создании новых методов, приемов восстановительного обучения, оптимизации процедур их применения. Вместе с тем остро ощущается потребность в развитии теории восстановления высших психических функций (ВПФ) при локальной мозговой патологии. Существующие представления о механизмах восстановления функций, критериях прогноза не всегда в полной мере могут объяснить наблюдаемые в клинической практике случаи.

Многочисленные клинические наблюдения и данные литературы в области как нейропсихологии, так и смежных дисциплин: биологии, физио­логии, медицины (Балонов, Деглин, 1976; Бианки, 1989; Вейн и др., 1999; Траугогг, 1981 и др.), – позволили нам предположить, что количественные (степень выраженности дефекта) изменения нейропсихологического синдрома представляют собой продукт не только внутри-, но и межполушарных перестроек. Эти перестройки тесно связаны с механизмами межполушарного взаимодействия и участием здорового полушария в восстановлении функций.

Эта идея о роли интактного полушария в восстановлении функции не нова. Еще в конце 19 века К. Монаков впервые сделал клиническое наблюдение, позволившее ему высказать предположение о том, что восстановление речи после инсульта в левом полушарии может осуществляться за счет активизации деятельности правого полушария (Кессельринг, 2000). Такой путь восстанов­ления функций им был назван викариатом. В последующий период этот путь восстановления ставился под сомнение. Долгие годы эта идея К. Монакова практически никак не развивалась, хотя некоторыми авторами, в частности А.Р Лурия, и не отвергалась. Вновь к этой проблеме вернулись в 50-60 годы 20 века, когда стала активно разрабатываться проблема парной работы мозга (Балонов и Деглин, 1976; Бехтерева, 1980; Бианки, 1989; Орбели, 1949; Трауготт, 1981 и др.).

Мы активно заинтересовались этим вопросом, когда стали анализировать получаемые нами клинические данные. Оказалось, что у одних пациентов восстановление проходило быстро, а у других медленно, растягиваясь на годы. Согласно литературным данным, на динамику восстановления влияют такие параметры, как этиология заболевания, область, размеры и глубина очага поражения мозга, возраст, функциональные асимметрии, а также восстанови­тельное обучение. Но эти данные оказались недостаточными для объяснения наблюдаемых нами фактов. Поэтому мы обратились к проблеме межполушарного взаимодействия полушарий в норме и в условиях повреждения одного из них.

В современной нейрофизиологии утвердилось положение, что односто­ронний очаг оказывает влияние на состояние не только поврежденного полушария, но и здорового. Возникающее поражение приводит к функцио­нальным перестройкам и объективно регистрируемым изменениям в парной работе мозга. Нам показалось интересным найти нейропсихологические корреляты этих перестроек и рассмотреть их в контексте межполушарной компенсации нарушенных функций.

Мы предположили, что в восстановлении нарушенных левополушарных функций определенное участие принимает правое полушарие. Подтверждением нашего предположения могли служить признаки изменения его работы, нейропсихологические симптомы угнетения или гиперфункции правого полушария.

словосочетания – предыдущая | следующая – “незеркальный очаг”

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание