Яндекс.Метрика

Другие эксперименты: Внушенные ожоги (продолжение).

Дискуссия, состоявшаяся в 1908 г. в Парижском неврологическом обществе (Societe neurologique, 1908а, 1908b), проливает свет на эту сторону проблемы. В рамках общего обсуждения природы истерии был поставлен вопрос о том, можно ли вызвать с помощью внушения изменения трофики, рефлексов и температуры. Столкнулись две позиции: позиция Бабинского, полностью исключавшего такую возмож­ность, и более мягкая позиция Реймона, допускавшего ее до некоторой степени. По мнению Бабинского, внуше­ние, будучи психическим процессом, не могло воз­действовать на физиологические функции, не за­висящие от воли. То, что выдается за соматические симптомы истерии, является, следовательно, выра­жением нераскрытого органического заболевания или результатом обмана, характерного для истериков1. Большинство присутствовавших присоединились к точке зрения Бабинского.  Это означало отрицание феномена внушенного ожога2. Позиция Бабинского свидетельствует о том, что многие ученые того времени не решались допустить возможность пря­мого воздействия психики на соматику. О силе этого сопротивления можно судить по тому, как 30 лет спустя американский психолог Пзтти, ознакомившись с обзором упомянутых опытов и признав, что в целом они заслуживают доверия, тем не менее утверждал: «Несмотря на все приведенные доказательства, автор настоящих строк не может не остаться при своем мне­нии, главным образом ввиду невозможности понять, с помощью какого физиологического механизма вну­шение — то есть центральная нервная система — мо­жет вызвать эритемы или локальные ожоги» (Pattie, 1941).

Это сопротивление далеко не полностью преодолено. В 1962 г. американский исследователь Гордон Пол осуществил критический разбор всех экспериментов, проведенных Пэтти, с целью показать, что полученные результаты объясняются вовсе не гипнотическим внуше­нием, а случайными причинами (Paul, 1962). Мы не можем здесь входить в подробное рассмотрение различ­ных опытов. Нет сомнений, что условия проведения эксперимента в данной области, как и во всякой другой, должны подвергаться самой серьезной проверке, тут никакая придирчивость не будет лишней. Однако при внимательном рассмотрении аргу­ментации автора нельзя не заметить, что в своем стремлении предусмотреть все возможные случайности он доходит до гипотез, которые предполагают столько различных совпадений, что выглядят почти неправдо­подобными, и согласиться с ними еще труднее, чем с наличием гипнотического внушения.

Чтобы объяснить образование ожогового волдыря, Пол вы­двигает четыре группы причин:

Умышленные действия испытуемого: во многих случаях принятые меры предосторожности были недостаточными, чтобы устранить всякую возможность обмана.

Механическая стимуляция: почти во всех случаях экспериментатор накладывал на участок кожи, подвергавшийся исследова­нию, какой-либо предмет, который мог быть якобы причиной внушаемого ожога. Между тем один факт давления в течение несколь­ких минут мог спровоцировать появление волдыря у некоторых испытуемых с особо чувствительной кожей.

Дерматит, вызванный контактом с раздражающим кожу материалом. Пол оспаривает, таким образом, все опыты, в которых применялся металл, поскольку он способен вызывать иногда такого рода реакции. На том же основании он отвергает и те опыты, где в целях контроля использовалась повязка, ибо некоторые липкие перевязочные материалы также способны вызывать раздражения ко­жи

И наконец, сдавливающая сосуды перевязка могла способствовать образованию отека.

По первому пункту: из 11 наблюдений, приведенных Пэтти3, в шести испытуемый находился под непрерывным контролем; в четырех других случаях использовалась повязка либо герметичная, либо снабженная специальным устройством, препятствующим любо­му доступу. Трудно представить себе, как испытуемый мог осуществить в этих условиях какой бы то ни было обман. Только опыты Фокашона и Рыбалкина могут вызвать подозрение в этом смысле, поскольку экспериментаторы применяли простую негерметичную повязку. Да и то в эксперименте Рыбалкина краснота появи­лись в то время, когда испытуемый еще находился под наблюдением, что говорит скорее в пользу достоверности результата.

_________________________________________________________

1Бабинский не знал или игнорировал опыты своего учителя Шарко; в частности, экспериментальное провоцирование и снятие Гипнотическим путем синего отека, предполагающего изменение про­цессов гемодинамики и терморегуляции, не зависящих от контро­ля воли. Этот опыт был осуществлен в условиях, исключающих вся­кую возможность симуляции и обеспечивающих строгий контроль, поскольку исчезновение отека произошло в течение четверти часа в присутствии многочисленной аудитории. Отчет об этом эксперименте содержится в заметках Гинона  (1892) и в статье Левийена  (1890)

2 Этот спор побудил Подъяподьского (1909) предпринять экс­перимент в условиях, не допускающих никакого обмана. Ему уда­лось внушением вызвать ожоговый волдырь в условиях строжай­шего контроля.

3Напомним, что мы не учитываем здесь многочисленные бо­лее ранние опыты, осуществленные различными авторами и в боль­шинстве своем проходившие без всякого контроля.

Внушенные ожоги и переживание боли – предыдущая  |  следующая – Описание экспериментов Гордона Пола с Пэтти (продолжение)

Л. Шерток. Непознанное в психике человека. Содержание.

.

Эксперименты с внушенными ожогами (начало).