Яндекс.Метрика

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

Таким образом, если автоматическое устройство распозна­ния речи должно имитировать реальную человеческую систему распознания (всегда в связи с ситуацией общения), то в этом устройстве (в дальнейшем — АРР) должен быть предусмотрен «блок установки». Учитывая вероятную специфику АРР, этот блок должен иметь «память ситуации», которая накапливается в результате действия «перцептрона» (устройства, восприни­мающего реальные ситуации, типизирующего их и передающего в соответствующем коде «памяти ситуаций»). Каждая из наи­более вероятных ситуаций, в которых осуществляется общение, должна быть запечатлена в «блоке установки», в его собствен­ной памяти. В свою очередь, каждый участок памяти должен быть связан с рядом вариантов наиболее вероятных вербаль­ных сообщений, которые необходимо воспринять и дешифро­вать. Результаты дешифровки информации соотносятся с перцептроном, продолжающим опознавать ситуацию, ее детали, возможные ее изменения. Подтверждение памяти прогноза на уровне установки и ситуации вызывает сигнал, идущий в блок с программой ответных физических действий или в блок вербальных реакций (или в оба блока) (схема).

Приведем данные некоторых экспериментов, подтверждаю­щие необходимость наличия установочного уровня для эффективного смыслового распознавания вербальных сигналов.

В большой группе испытуемых (студенты) в 1-й части экспе­римента были проведены кратковременные занятия по анализу предложений на русском и немецком языках. Среди других бы­ло и предложение с фрагментом бакланы летят под облаками. Экспериментатор привлек внимание студентов именно к этой части предложения, которую испытуемые несколько раз повто­рили вслух. Через некоторое время испытуемым была предъяв­лена магнитофонная запись ряда предложений с инструкцией: «Воспринять на слух, повторить вслух, определить синтаксиче­ский тип». Среди нормально записанных предложений были и такие, которые в разной степени «зашумливалнсь» и не соот­ветствовали ранее знакомым.

Некоторые предложения были совсем новыми, но сохраняли интонационные характеристики ранее знакомых и были равными им по длительности звучания.

В других предложениях, ранее знакомых, некоторые слова заменялись синонимами. В-третьих, производились весьма существенные замены, искажавшие смысл. В-четвертых, часть предложения сохранялась прежней, а другая часть полностью заменялась при легком зашумлении или без него.

Результаты показали, что испытуемые восприняли знакомые ранее примеры предложений, которые полностью или частично перешли в преддолговременную память. По запечатленным в ней признакам знакомых сообщений испытуемые реализовали соответствующую установку на опознание знакомых предложе­ний. Под влиянием установки избиралась соответствующая стра­тегия опознания и воспроизведения. Поэтому в 100% случаев запись баклажаны лежат под огурцами опознавалась как бак­ланы летят под облаками — как в знакомом, так и в новом, дистрибутивном окружении. В 45% случаев существенные (по форме и содержанию) замены игнорировались и воспроизводи­лась не реальная запись, а ранее услышанное. В 28% случаев ранее запомнившееся предложение воспроизводилось при ауди­ровании записей (сильно зашумленных) совершенно других предложений, обладающих сходными (с прежними) или совпа­дающими просодическими параметрами. Воспроизведение пред­полагаемого целого под действительно опознанными частями (целое реально было другим) наблюдалось также довольно час­то (10—15% попыток «досрочного опознания» при 8% лож­ных опознаний).

Теорию установки, как нам представляется, хорошо объяс­няет гипотеза относительно того, что опознание речевого цело­го производится не поэлементно (звуки, слоги, морфемы), а крупными сегментами или даже целостным текстом.

Непосредственное влияние установки на ожидаемый речевой сигнал и даже на инициативное вербальное обращение в плане сформированной установки может быть продемонстрировано на результатах ряда опытов, сходных по методике и по наблюдае­мым явлениям. Довольно легко показать, что на стадиях ранне­го онтогенеза поведение ребенка, включая и речевое, во многом определяется тесной связью с ситуацией, связанной с соответст­вующей установкой, и вне ее часто вообще не осуществляется. Например, вербальное общение при актуальном восприятии партнера, причем хорошо знакомого, проходит успешно. Если заменить партнера, то ребенок, не имеющий опыта такого рода замен, «стесняется», т. е. чувствует неловкость именно из-за того, что новая ситуация тормозит реализацию знакомой (сформированной) установки. Можно утверждать даже, что ребенок плохо понимает в таких случаях обращенный к нему вопрос, так как именно знакомая ситуация является одним из средств дешифровки смысла речи. Первые опыты ребенка в коммуникации по телефону приводят, как правило, к затрудне­ниям, а иногда к невозможности коммуницирования: речь зна­комого человека при этом может быть точно опознана по голо­су. Очевидно, что АРР, запрограммированная на распознание речевых сигналов в любой их тоновой, силовой и тембровой мо­дификации, будет работать куда эффективнее ребенка, будучи зависимой только от объема вербальной памяти и от ресурсов возможных ответов на опознанные стимулы. Но, возможно, в задачи некоторых АРР входит выдача информации или реали­зация ответов только определенному партнеру и только в опре­деленной ситуации. Тогда явно необходим блок установочного уровня, работающий в зависимости от показаний перцептрона относительно ситуации общения.

Что касается невербальной информации другого типа, т. е. функционирующей в единстве с содержанием и формой информации вербальной, то мы отсылаем читателя для более под­робного ознакомления к нашей работе [Горелов 1980].

Здесь же ограничимся беглым изложением некоторых содер­жащихся в ней положений, которые проиллюстрируем примерами.

Овладение языком – предыдущая | следующая – Невербальный компонент

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Консультация психолога при проблемах с общением