Яндекс.Метрика

Терапевтические применения гипноза и споры советских специалистов.

Лечебные свойства «чистого» гипноза известны, впрочем, с античной эпохи. Их можно объяснять по-разному. Так, например, советские специалисты считают, что гипноз является частичным сном, корковым тормо­жением, которое, как и полный сон, оказывает лечебное и действие. Этот вопрос широко дебатируется в настоящее время в СССР.

Споры ведутся по следующему вопросу: является ли гипноз пато­генетической (воздействующей на причины заболевания) или симпто­матической (воздействующей только па симптомы) терапией. Оба взгляда имеют своих сторонников, которые ссылаются на И.П. Павлова. Мы не будем здесь детально излагать физиологические метафоры, к которым прибегают разные авторы, и ограничимся несколькими при­мерами. Рожнов и Бурно (1976) из Москвы придерживаются первой (патогенетической) точки зрения и полагают, что гипноз иредставля-61 собой искусственно вызванное «защитное торможение», позволяющее больному преодолевать трудные ситуации. Харьковский специалист Аптер (1976), приверженец симптоматической теории, считает, напротив, что активным агентом гипноза является внушение, которое представляет собой процесс коркового возбуждения. В действитель­ности же нейрофизиологические основы гипноза совершенно неведомы нам, и Аптер сам признает, что Павлов высказывался очень сдержан­но по поводу наших знаний о нейрофизиологии нервной системы. «Здесь,— писал Павлов,— гора неизвестного явно надолго останется безмерно больше кусочков отторгнутого, познанного» (Павлов, 1951).

Новым фактором в этом споре является то, что исследователи на­чинают применять язык психологии. Так, Рожнов и Бурно (1976) параллельное физиологической терминологией определяют гипноз как благодетельную бессознательную психологическую по своей природе защиту, которая сама по себе является лечением. Аптер (1976) возра­жает: по его мнению, существует не лечение гипнозом, а психотерапия посредством внушения под гипнозом.

Воздействие гипноза остается симптоматическим и ограниченным. Аптер (1979) указывает даже на опасность, связанную с частым погружением больного в глубокий гипноз. (Это предостережение яв­ляется новостью; возможно, в нем отражается сопротивление, возник­шее в связи с тем, что прежняя, создававшая успокоенность физиоло­гическая трактовка гипноза стала вызывать сомнения.) Гипноз все больше отходит на положение «малой психотерапии» и не сопровож­дается никакой перестройкой личности. Для этого требуется «большая психотерапия». В этой связи Аптер ссылается на К. И. Платонова (1962), согласно которому большая психотерапия включает в себя «психоанализ, метод убеждения по Дюбуа и перевоспитание личнос­ти». Какое странное объединение! Упоминание о психоанализе, по всей вероятности, просто ошибка: мы не нашли этого слова в цитиро­ванной работе Платонова. Там есть выражение «глубокий анализ», что соответствует подробной беседе с выяснением анамнестических данных больного, и «гипноанализ», что соответствует катартическому методу, использование которого Платонов рекомендует в исключи­тельных случаях. В целом Платонов стоит на антифрейдистской по­зиции.) Ленинградский специалист Сакун (1977) поддерживает точку зрения Рожнова и Бурно. Он считает, что гипноз сам по себе обладает лечебными свойствами. Он подчеркивает, что гипноз успешно исполь­зуется при лечении астмы, гипертонии, язвы желудка и двенадцати­перстной кишки и др. (Однако Аптера (1979) этот довод не убеждает, поскольку психогенный характер этих заболеваний далеко еще не до­казан.)
Баранов и Нарицын из Владимира (1979) полагают, что гипно­терапия имеет большое практическое значение, и применяют ее в со­четании с рациональной психотерапией, аутогенной тренировкой и коллективной психотерапией. Фельдман и Лейзерович из Риги (1978) не разделяют ни теоретических рассуждений Рожнова и Бурно, ни аргументов Аптера. По их мнению, гипнотерапия эффективна при совпадении двух факторов — внушения и способности нервной систе­мы пациента к его восприятию.

И, наконец, Прангишвили, Шерозия и Бассин (1978, II), которые являются философами и психологами, а не психотерапевта­ми, утверждают со всей определенностью, что как проблема гипноза в целом, так и вопрос отношений между гипнозом и внушением в част­ности еще совершенно не изучены.

Заметим, что в теории психоанализа проблема противопоставле­ния этиологического лечения симптоматическому в гипнозе весьма сложна и пока еще не решена.

В заключение скажем, что гипноз доказал свою тера­певтическую эффективность во многих областях. Но ме­тоды его применения все еще неопределенны и плохо систематизированы. Иначе и быть не может до тех пор, пока для его изучения не будут проведены фундамен­тальные исследовательские работы.

Терапевтические применения– предыдущая  |  следующая –  Гипноз и истерия

Л. Шерток. Непознанное в психике человека. Содержание.