Яндекс.Метрика

Межполушарная асимметрия и психологическая защита (продолжение)

Действительно, сновидения больных неврозом легче поддаются трактовке, чем сновидения здоровых людей. В них часто в более явной форме выступают скрытые мотивы, что вызывает сильное эмоциональное напряжение, чувство тревоги и страха, учащение спонтанных пробуждений из быстрого сна. В выраженных же случаях возможности образного мышления ослаблены до такой степени, что поиск в сновидениях то и дело заходит в тупик, нить сновидений обрывается, образы остаются вытесненными, сновидения не осознаются. Психотерапия или лекарственная терапия, усиливая другие типы защит и меняя их соотношения, уменьшает нагрузку на образное мышление сновидений и способствует их восстановлению.

Обеднение образного мышления, проявляющееся в сновидениях, вообще играет очень важную роль в развитии заболеваний. Оно приводит к ограничению чувственных связей с миром, уменьшает способность к принятию мира во всей его сложности и противоречивости, серьезно лимитирует маневренные возможности психики в условиях конфликта. Если бы при этом сложность и многозначность мира вообще не воспринималась, как это бывает при электрическом выключении правого полушария, психические и соматические расстройства не возникали бы, как они не возникают у роботов. Но ухудшение способности к построению образного контекста означает, что субъект остается беспомощным перед лицом сложного мира. Он ощущает эту сложность, но ощущает ее как травму. Неспособность к гибкому реагированию, к поиску на образном уровне приводит в конце концов к отказу. Недаром успех психотерапии в большой степени зависит от восстановления способности к организации образного контекста. Первым шагом на этом пути является эмоциональная связь пациента с психотерапевтом. Из этой эмоциональной связи постепенно рождается и чувственная связь с миром.

Если во время сновидений доминирует образное мышление, может возникнуть следующий вопрос. Почему в быстром сне регистрируется усиленная физиологическая активация мозга, десинхронизация на электроэнцефалограмме, а у творческих людей при решении творческих задач электрическая активность мозга может быть даже меньше, чем в фоне? Не противоречит ли это нашему утверждению, что организация образного контекста требует меньших физиологических затрат, чем организация вербального контекста? Нет, здесь нет противоречия.

Во-первых, среди всех людей, которые каждую ночь видят сны, лиц с выраженными творческими способностями относительно немного. Никто не пытался узнать, отличается ли их электроэнцефалограмма во время быстрого сна от таковой у людей с низкими творческими способностями. Может быть, отличия и есть. Во всяком случае, для людей с низкой творческой потенцией необходимы дополнительные усилия, чтобы раскрепостить образное мышление. Но это не основной аргумент. Главное, что поиск в быстром сне и у творческих, и у не очень творческих людей начинается с другого исходного уровня, чем решение творческих задач в бодрствовании, в условиях эксперимента. Во время быстрого сна необходимо преодолеть уже возникшее состояние отказа от поиска, например вытеснение мотива, которое само по себе повышает эмоциональное напряжение и проявляется активацией на ЭЭГ. Но образное мышление с точки зрения физиологических затрат действительно более экономично, чем линейно-логическое. Поэтому оно может начаться при том уровне катехоламинов мозга, при котором продолжение поиска однозначных связей в бодрствовании уже невозможно. Однако необходимость преодолеть вытеснение, состояние отказа требует все же больших затрат, чем творчество у творческих людей. И по этим же причинам поиск в быстром сне обязательно должен быть успешным, чтобы предупредить развитие заболеваний. В этом тоже отличие от поиска в бодрствовании. Последний может быть по конкретным результатам даже безуспешным, и все же он будет иметь положительное значение для здоровья. Но если будет безуспешным поиск в быстром сие, то не будет устранен отказ от поиска. Состояние отказа, например, в сфере решения мотивационного конфликта будет оказывать вредное действие па здоровье, и безуспешный поиск в быстром сне будет равнозначен отсутствию поисковой активности.

В последние годы получены данные о том, что от первых эпизодов быстрого сна к последним происходит изменение межполушарных соотношений в сторону повышения роли левого полушария. В последних эпизодах по сравнению с первыми увеличивается число движений глаз, направленных вправо, и снижается амплитуда биоэлектрической активности левого полушария. Все эти данные, полученные американским ученым Коэном, свидетельствуют о преобладающей активности левого полушария. В наших исследованиях также показано, что так называемая Пространственная синхронизация мозговых биопотенциалов, отражающая степень включенности структуры в деятельность, в первых двух циклах быстрого сна усилена справа, а в двух последних – слева. Коэн предполагает, что активация левого полушария в последних циклах связана с подготовкой к переходу в бодрствование, когда левое полушарие более активировано. В наших исследованиях активность левого полушария в утренних циклах возрастала и у тех испытуемых, у которых во время бодрствования относительно увеличена пространственная синхронизация биоритмов правого полушария. Значит, дело не в подготовке к пробуждению. С учетом всего сказанного выше мы предлагаем другое объяснение: если во время быстрого сна происходит взаимное примирение конфликтных мотивов, то основная тяжесть решения конфликта должна ложиться на первые эпизоды быстрого сна, когда путь решения еще не найден. При успешном решении этой задачи к утренним циклам острота мотивационного конфликта сглаживается, вытеснение ослабевает, все результаты активности образного мышления могут быть вербализованы и осознаны, что и проявляется в увеличении активности левого полушария.

Эта идея находит следующие косвенные подтверждения:
а) к утру удлиняются отчеты о сновидениях; б) если сократить ночной сон за счет утренних часов, в последующую ночь нет значительного компенсаторного увеличения быстрого сна, следовательно, значение утренних эпизодов быстрого сна менее велико; в) после экзаменационного стресса особенно увеличиваются два первых эпизода быстрого сна; г) самое выраженное учащение пульса, отражающее активность поисковых процессов, регистрируется обычно в первом эпизоде быстрого сна.
Спецификой сновидений является то, что особенности правополушарного мышления, играющего роль в механизме вытеснения, в то же время используются для преодоления вытеснения.

Механизмы разрешения конфликтов в сновидениях – Предыдущая|Следующая –Влияние быстрого сна на процесс творчества

Поисковая активность и адаптация.Содержание