Яндекс.Метрика

Пять ступеней позитивной психотерапии (продолжение)

а) Ступень 1: наблюдение и дистанцирование

Симптоматика, позитивное толкование симптомов, факторы, способствующие их проявлению, первое их возникновение, транскультурный подход, поговорки и притчи (дополнительные перспективы).

Терапевтические акценты: развитие способности слушать и воспринимать всецело. Как участники конфликта, члены семьи пациента, как правило, потеря­ли дистанцию от своих противоречий. Это способствует развитию невротических и психосоматических расстройств. Участники конфликта ведут себя точно так же, как и тот, кто стоит перед картиной, почти уткнувшись в нее носом: он видит лишь маленькую часть, зато очень четко. В каком содержательном и цветовом сочета­нии находится эта часть, он не видит. Он потерял из виду картину как целое, и вместе с этим, ее смысл.

Опросник «Первое интервью в позитивной психотерапии» в составе WIPPF (Висбаденский опросник к методу позитивной психотерапии и семейной терапии по Peseschkian, Deidenbach, 1988) дает всеобъемлющее представление о пятисту­пенчатом процессе. На этом этапе с его помощью выясняются важные аспекты.

Симптоматика, факторы, способствующие проявлению симптомов, и их первое возникновение. Терапевт устанавливает отношения с пациентом и при из­вестных обстоятельствах с его семьей (привязанность). Он уделяет им время, при­глашает на беседу, наблюдает ситуацию, которая представляется ему при встрече, и выслушивает их. Наряду с этим он структурирует эту информацию и выясняет собственные чувства, которые возникают у него в ответ на высказывания пациен­та.

Мы стараемся использовать все доступные источники, которые дают нам си­туативную и анамнестическую информацию о представленных симптомах и сопут­ствующем им поведении. При наблюдении внутри терапевтической ситуации происходит нечто очень важное: каждый член семейной группы получает сначала воз­можность представить себя сам, не ожидая при этом негативной реакции или даже наказания со стороны терапевта.

Позитивное толкование: параллельно с выяснением симптоматики терапевт дает (сначала для себя) общую позитивную интерпретацию имеющегося расстрой­ства. Она должна учитывать, какое значение имеет болезнь для пациента и его се­мьи. Этот процесс помогает терапевту дистанцироваться от своих собственных вос­приятия и модели мышления; вместе с этим он позволяет избежать повторения невротической концепции пациента. Терапевт в подходящей ситуации сообщает результаты своего мысленного эксперимента пациенту и его семье. Впоследствии он дает то толкование, которое обеспечивает практически эффективнейшее изме­нение точки зрения. Успех этого процесса, разумеется, не должен приводить к со­блазну нетерпеливо выделить позитивную интерпретацию из ее живых связей, так как при таких обстоятельствах она может быть воспринята как циничная насмешка (терапевт может при возникающих здесь трудностях рефлексировать свои собст­венные проблемы с четырьмя измерениями идеалов).

Позитивный процесс в своей альтернативной концепции приводит к новым исходным ситуациям, которые основательно могут изменить устои семьи. Одно­временно с этим происходит нечто большее: семья учится преодолевать свои кон­фликты иными способами и отказываться от патологических фиксаций. Это пер­вый шаг к самопомощи. На практике это выглядит следующим образом: мы спра­шиваем о том значении, какое имеет симптом для человека и его социальной груп­пы, выделяя при этом также «позитивную» сторону: какие позитивные аспекты имеет покраснение? Какие преимущества создает заторможенность? Какие функ­ции выполняют нарушения сна? Что значит для меня тот факт, что я боюсь? и т.д. (примеры Вы можете найти в ч.II, 1 – 39).

Мы применяем другие оценочные возможности (переоценка, позитивное тол­кование, изменение точки зрения) не потому, что они объективнее: при этом мы преследуем цель сделать нашу систему отношений, взаимосвязей пациента и окружающего его мира относительной и инициировать альтернативные возможнос­ти решения. На этом мы оставляем исходный симптом и двигаемся к тем облас­тям, где пациент чувствует себя «позитивно», т.е. малосимптомно, относительно Я – сильным и способным к сопротивлению. Таким образом, здесь выделяются два аспекта: интерпретация симптома и подход к способностям пациента.

Транскулътурный подход. Мы спрашиваем о том, как одно и то же наруше­ние или заболевание воспринимается и оценивается в различных культурных тра­дициях, как другие люди той же культуры, что и пациент, и его семья, преодолевают эти состояния и какое особое значение имеют для них конфликты, каково их содержание. Эта относительность понимания болезни важна, помимо прочего, и для семейной динамики. В этом содержится определенная функция болезни; она вносит существенный вклад в отношения между членами семьи. При этом второ­степенное значение имеет психический, психосоматический, психотический или соматический характер болезни. (Примеры Вы можете найти в ч.II, 1-39).

Поговорки. Богатый арсенал для мобилизации ресурсов пациента, вместо того, чтобы упорно решать давно известные проблемы, — притчи и народная мудрость, которые терапевт может предлагать как контрконцепции: здесь покидается улица с односторонним движением в коммуникативной структуре – пациент—тера­певт.

В межличностных отношениях, так же как и в переживаниях и душевной переработке, при сопоставлении притч начинаются процессы, которые мы описы­ваем как «функции» этих историй: функция зеркала, функция модели, медиаторная функция, функция депо, истории как носители традиций, как межкультурные посредники, как помощь в регрессии, как контрконцепции, как побуждение к изменению точки зрения. Притчи применяются в позитивной терапии не произ­вольно, а целенаправленно в рамках пятиэтапного лечения.

Пять ступеней позитивной психотерапии – предыдущая | следующая – Терапевтические акценты

Психосоматика и позитивная психотерапия