Яндекс.Метрика

Пять ступеней позитивной психотерапии

4. Пять ступеней позитивной психотерапии (практическая часть)

Пятиступенчатая позитивная психотерапия является терапевтической стра­тегией, лечебные аспекты которой взаимосвязаны с семейной терапией и самопо­мощью. В рамках индивидуальной, семейной и/или групповой терапии пациент постепенно приобретает навыки самопомощи согласно девизу: «Если тебе нужна рука помощи, поищи ее на конце собственной руки».

Эти пять ступеней:

1)      наблюдение/ дистанцирование;

2)      инвентаризация;

3)     ситуативная поддержка;

4)      вербализация;

5)     расширение системы целей.

Пять ступеней — показательная модель того, как могут взаимодействовать различные психотерапевтические направления. Могут быть привлечены гештальт- терапевтические, поведенческие, глубиннопсихологические, психосоматические, гипнотерапевтические, медикаментозные и физиотерапевтические методы лече­ния. Пять ступеней имеют три функции.

Общая и межличностная функция

Пять ступеней содержатся в любых межличностных отношениях. В них реа­лизуется способность слушать (наблюдение/восприятие), ставить целенаправлен­ные вопросы (инвентаризация), мотивированно соглашаться с вербально и невер­бально воспринятым (ситуативная поддержка)> целенаправленно поставить про­блему (вербализация) и, наконец, поддерживая отношения, направить взгляд на другие цели или точки зрения (расширение системы целей).

Из этого понятно, что пять ступеней играют особую роль, прежде всего, для терапевта. С их помощью он может ориентироваться в незнакомом ему мире пере­живаний, чувств и мыслей пациента, не боясь заблудиться, и в то же время, в доста­точной степени отстранившись от его собственных концепций. Это означает так­же, что терапевтическая техника, методика или прием из терапевтического набо­ра трюков являются вторичными, тогда как самостоятельное исследование тера­певта при помощи пятиступенчатой стратегии оказывается первичным.

Терапевтическая функция первого интервью

Пятиэтапная схема исходит из модели процесса конфликта. Это можно на­глядно представить на таком примере:

Когда мы сердимся на кого-нибудь, например, из-за его невежливости, это близко к тому, что мы ощущаем внутреннюю тревогу, открыто браним его или го­ворим с другими о его слабостях. В дальнейшем мы вдруг перестаем воспринимать его как человека со своими разнообразными способностями, а видим в нем только невежу, грубияна, который унизил нас своей неучтивостью. Мы уже не в состоя­нии замечать его положительные качества, так как негативные переживания буд­то бросили тень на отношения с этим человеком. Следствием будет то, что мы не будем готовы объясниться с ним, и любое объяснение превратится в конечном сче­те в борьбу за власть или взрыв эмоций. Коммуникация нарушена. В конце кон­цов, это заходит настолько далеко, что люди начинают ограничивать собственные цели.

Ступени в этой модели конфликта, как и модель лечения в позитивной психо­терапии, соответствуют возможностям, которыми располагает человек для реше­ния конфликтов и проблем. Но гипотетическая модель конфликта не должна ограничиваться только этигм. Мы в большей степени направляем свое внимание на исключительные особенности каждого конфликта, которые предполагают свои особенные возможности решения. Эти возможности решения тем не менее появ­ляются не изолированно рядом друг с другом, а связаны один с другим в терапевти­ческом процессе, так как одна ступень может служить подготовкой и развитием другой. Практически это означает, что хотя пятиступенчатая стратегия может быть применена для каждого пациента, то пространство, которое занимают отдельные этапы, как и специально используемые методы, должны соответствовать потреб­ностям конкретной ситуации:

Уже первое интервью охватывает две ступени дифференциально-аналитичес­кого процесса: наблюдение/дистанцирование и инвентаризацию. Однако эти сту­пени прежде всего касаются терапевта: они обеспечивают ему полный обзор кон­фликтной ситуации пациента. Процесс, в который включается здесь терапевт, за­хватывает затем и пациента. Он учится при помощи наблюдения/дистанцирова­ния узнавать конкретные условия своего конфликта и в дальнейшем при инвента­ризации получать доступ к менее конфликтным личностным сферам. Это форми­рует многонаправленное терапевтическое отношение, в котором участвуют тера­певт, пациент и окружающий мир в качестве равноправных партнеров психотера­пии, собственно говоря, психосоциотерапии.

Практика в дальнейшем будет описана подробнее.

Переработка конфликтов – предыдущая | следующая – Семья пациента

Психосоматика и позитивная психотерапия