Яндекс.Метрика

II. Условия формирования сезонных депрессий с анестетическим соматовегетативным комплексом (САР второго типа). Клинические наблюдения. (продолжение)

?В свободное от работы время любила принимать гостей, с удовольствием готовила блюда различной национальной кухни. Всегда была неравнодушна к одежде, косметике. Благодаря частым загранкомандировкам имела возможность элегантно выглядеть, пользоваться хорошей парфюмерией.

В 23 года вышла замуж. Будучи волевой и требовательной, в семье заняла лидирующее положение, решала основные финансовые вопросы. Тяготилась проявлениями ревности супруга, публичными сценами, периодами алкоголизаций,  постоянными упреками в профессиональных успехах. Во время семейных ссор испытывала внутреннюю дрожь, «ком в горле», возникало ощущение озноба, “предобморочные состояния”.

Беременность в 24 года. На протяжении всей беременности беспокоили немотивированные подъемы температуры, ощущение внутреннего озноба, сохранявшиеся в течение нескольких месяцев после родов. Неоднократно обследовалась, но причины субфебрилитета обнаружено не было. Во 2 половине беременности жаловалась на частые головные боли распирающего характера. Роды в срок, без особенностей.

Не отличалась чрезмерной тревожностью в отношении ребенка. Спустя год вышла на работу, переложив заботы по уходу и воспитанию сына на плечи матери. Тем не менее, регулярно посещала собрания родителей, где также занимала активную позицию, была в курсе дел сына, записывала его в многочисленные спортивные секции.

Считает себя больной с 24 лет, с момента беременности, когда вслед за немотивированными подъемами температуры, сопровождавшимися ознобами, стали беспокоить частые односторонние головные боли сдавливающего характера, протекающие по типу приступов и сопровождающиеся выраженной тошнотой и непереносимостью громких звуков, резких запахов, яркого света. С её слов с этого времени не чувствовала себя полностью здоровой. Хотя еще в детские годы отмечались неустойчивый стул с чередованием запоров и поносов, непереносимость  некоторых продуктов, склонность к метеоризму,  немотивированные боли в животе, с 26 лет отметила усиление симптоматики со стороны ЖКТ – участились (возникали по несколько раз в неделю) ноющие тупые боли в эпигастральной области, иногда приобретающие характер опоясывающих, с иррадиацией в спину и правое подреберье, в связи с чем неоднократно была госпитализирована по скорой медицинской помощи с подозрением на хирургическую патологию. Отмечала, что неприятные ощущения в животе могут провоцироваться психотравмирующими ситуациями.

С этого времени стала более внимательно относиться к собственному здоровью. С целью коррекций нарушений со стороны ЖКТ занималась самолечением, принимала прополис, пила капустный сок, обращалась к гомеопатам. При малейшем недомогании проходила многочисленные клинико-инструментальные обследования в России и за рубежом. Наблюдалась в клинике Неврозов, где был поставлен диагноз «абдоминальная мигрень». Без эффекта принимала анксиолитики.

С 26 до 35 лет отмечала сезонные ухудшения состояния, когда в осенне-зимние  и весеннее месяцы обострялись проявлений синдрома раздраженной кишки. С подозрением на язвенную болезнь практически ежегодно проходила стационарное обследование и лечение в гастроэнтерологических отделениях, однако, каждый раз выписывалась без видимых улучшений.

В одну из госпитализаций из-за абдоминальных болей неясной этиологии была проведена операция аппендэктомии, в результате которой был удален неизмененный аппендикс. Вскоре настояла на проведении оперативного вмешательство на почке.

Несмотря на многочисленные соматические жалобы, активность не снижалась, продолжала работать даже находясь в стационаре. Как и прежде занималась научной деятельностью, участвовала в многих научные проектах, ездила в командировки. Опубликовала множество печатных работ, относящихся не только к теме о космосе. Изучала личность Берии, Сталина, эпоху того времени, опубликовала работу на английском языке, автобиографического содержания, в которой рассматривала причины гибели отца.

В 37 года из-за постоянных алкоголизаций мужа, сопровождавшихся агрессивными действиями по отношению к близким настояла на разводе, уехала от супруга. На протяжении нескольких месяцев, оставив сына на попечении родителей, в одиночестве жила в съемной квартире. На протяжении года настроение было сниженное, испытывала подавленность, апатию, безрадостность, отмечала обострение симптоматики со стороны ЖКТ. При этом высказывала идеи неполноценности, считала, что из-за соматических нарушений не в состоянии работать в полном объеме, не в силах отвлечься от тревожных ипохондрических опасений. Нарушились сон и аппетит. Похудела на 10 кг. Суицидальных мыслей не возникало. Состояние нормализовалась без врачебной помощи.

С этого времени (38 лет) отметила, что сезонные (осенне-весенние, с послаблением симптоматики в зимние месяцы) ухудшение состояния с обострением желудочно-кишечных проявлений стали сопровождаться нарушениями сна по типу ранних пробуждений. Просыпалась около 5 утра, несмотря на прием валокардина, седуксена подолгу не могла уснуть, была взбудоражена, беспокоили тревожные мысли, сопровождавшиеся образными представлениями в отношении родственников, волновалась за судьбу сына, внуков. В течение дня не чувствовала себя отдохнувшей, казалось, что совсем не спала.  Снижался аппетит, теряла в весе.  Не чувствовала вкуса даже ранее любимой пищи. На этом фоне выражено снижалось настроение с преобладанием подавленности, тревоги,  страхов, ипохондрического содержания. Опасалась, что больна раком кишечника. Не испытывала радости от ранее приятных вещей. Снижалась болевая чувствительность. Воспринимала мир “приглушенно” и “сквозь пелену”. Тяготилась своим состоянием. Высказывала идеи малоценности и самообвинения. Четкого суточного ритма в состоянии не отмечала. Состояние не менялось при перемене погоды, при получении хороших новостей.

В летний период настроение улучшалось, уменьшалась выраженность соматоформных расстройств. При этом полностью здоровой себя не чувствовала. Наблюдалась у различных врачей. Постепенно перестала справляться с работой, снизилась активность. Стала более эгоистичной, не интересовалась жизнью родных. В поведении появились чудачества: чрезмерная чистоплотность, брезгливость, несоответствующие возрасту и интеллекту увлечения (коллекционирование пивных банок, крышек от бутылок, аппликации из гламурных журналов). Неохотно шла на контакт с прежними знакомыми. Перестала следить за собой: ходила в одной одежде несколько недель, не пользовалась косметикой.

психоэмоциональный стресс – предыдущая | следующая  – нехватка воздуха, удушье

Депрессивные фазы с осенне-зимним сезонным ритмом. Содержание.