2.2. Социально-психологические особенности разводов, сопровождающихся судебным спором о детях

Итак, развод при судебном споре о порядке воспитания, определении места жительства ребенка в случае раздельного проживания родителей чаще всего является высококонфликт­ным и имеет целый ряд социально-психологических особен­ностей, которые отличают его от разводов в общей практике, когда родители, исходя из интересов ребенка, приходят к вза­имному соглашению и не препятствуют участию другого роди­теля в воспитании.

Согласно данным наших исследований (проанализирова­но 90 КСППЭ), в 25% семей, прошедших судебную экспертизу в ГНЦ им. В.П.Сербского, отношения между супругами в период совместного проживания характеризовались дисфункциональностью. Было нарушено выполнение семьей основных функций (супружеской, материально-бытовой, эмоциональной), оба или один из супругов не были удовлетворены семейной жизнью. Например, в некоторых случаях брак был заключен фиктив­но в связи с желанием мужчины иметь ребенка. В нескольких семьях на протяжении всего периода существования брачных отношений супруги фактически проживали раздельно.

В исследованных семьях средняя продолжительность со­вместной жизни супругов до рождения первого ребенка со­ставляла 2,17 года. В 38% семей причиной регистрации брака была добрачная беременность, что, согласно данным О.А. Карабановой (2004, с. 247), снижает стабильность взаимоотноше­ний между супругами. Конфликтные отношения, приведшие к разводу, начинались до рождения первого ребенка в 10,1% случаев, на этапе появления детей (возраст старшего ребенка до 2,5 года) — в 36,2%, в семье с ребенком-дошкольником           в 33,4%, в семьях с ребенком — младшим школьником в 11,6%, в семьях с детьми-подростками в 8,7%.

В период, предшествующий разводу, в 31% семей от­ношения между супругами характеризовались выраженной эмоциональной напряженностью без проявлений вербаль­ной или невербальной агрессии. Высокий уровень открыто выражаемого недовольства и вербальной агрессии отмечался в 31% семей, в 10% семей имели место угрозы, эпизоды фи­зической агрессии — в 20% семей. Обращения в милицию в связи с побоями имели место в 9% семей, в 8% семей хотя бы один из родителей проходил медицинское освидетельствова­ние после избиения супругом. Конфликт между супругами со­провождался материальными претензиями и имущественным спором в 24% семей. В 17% семей в супружеский конфликт были вовлечены третьи лица: родственники, друзья, соседи. В 31% семей имели место уходы одного из супругов из дома в связи с конфликтом.

В период раздельного проживания в изученных семьях происходило усугубление конфликтных отношений. Так, в 59% семей хотя бы один из супругов был убежден в неспособно­сти другого супруга заботиться о ребенке. В 65% семей хотя бы один из родителей считал, что общение ребенка с другим родителем наносит вред его психическому здоровью и нрав­ственному развитию. Только в 24% семей родителями в период, непосредственно следующий за разводом, была достигнута до­говоренность о порядке общения ребенка с отдельно прожива­ющим родителем. Встречи ребенка с отдельно проживающим родителем были сопряжены с конфликтом между родителями в 64,7% семей. Участие детей в конфликтах между родителями в период раздельного проживания также возрастало.

В зависимости от уровня конфликта между родителями семьи, направлявшиеся на экспертизу, распределялись следую­щим образом.

Минимальный уровень конфликта отмечался в 5,06% се­мьей. К данной группе были отнесены семьи, в которых су­пруги контролировали свои негативные эмоции; в отноше­ниях между родителями отсутствовали открыто выражаемая враждебность, физическая агрессия; родители считали другого родителя достаточно компетентным в вопросах воспитания и признавали важность отношений ребенка с другим родителем; были способны к кооперации; не препятствовали другому ро­дителю в общении с ребенком; не вовлекали ребенка в супру­жеский конфликт.

Умеренно выраженный конфликт также отмечался в 5,06% семей. Ссоры между родителями не носили характера посто­янных конфликтов и длительно существующей враждебности, происходили без физической агрессии, однако могли происхо­дить в присутствии ребенка. Несмотря на то что хотя бы один из родителей мог считать другого недостаточно компетентным в вопросах воспитания, родители не были способны к коопера­ции, родитель, с которым ребенок проживал, не препятствовал другому в общении с несовершеннолетним.

Средний уровень конфликта отмечался в 11,39% семей. В период совместного проживания и после развода отношения между родителями характеризовались частыми ссорами, со­провождающимися словесными оскорблениями без физиче­ской агрессии. Дети были свидетелями, а часто и участниками конфликтов, родители предпринимали попытки сформировать с ребенком коалицию против другого родителя. После развода родитель, с которым проживал ребенок, пытался ограничить общение ребенка с другим родителем.

 

Высокий уровень конфликта отмечался в 40,5% семей. От­ношения между родителями носили характер враждебности, отмечались физическая агрессия, побои, обращения в мили­цию в связи с нанесением телесных повреждений, причине- нием вреда здоровью. Имели место угрозы похищения детей. Родители пытались сформировать постоянную коалицию с ре­бенком против другого родителя, очерняя последнего в глазах ребенка.

Максимальный уровень конфликта отмечался в 37,97% семей. В этих семьях отношения между бывшими супругами характеризовались наличием физической агрессии или сек­суального насилия, выраженными психологическими или патопсихологическими нарушениями у одного или обоих ро­дителей, высокой степенью вовлечения ребенка в конфликт с охваченностью негативным, отвергающим отношением к отдельно проживающему родителю. К данной группе были отнесены также семьи, где место жительства ребенка было изменено без согласования с другим родителем и вопреки его желанию.

Большинство судебных споров инициировалось родителя­ми в течение первых двух лет от начала раздельного прожива­ния, в фазу перестройки семьи, по классификации О.А. Карабановой (2004). На наш взгляд, данное обстоятельство обусловле­но недостаточным развитием служб психологической помощи семьям в период развода, недостаточной информированностью родителей о негативном влиянии супружеского конфликта и спора о ребенке на психическое и психологическое состояние детей, широким обсуждением в средствах массовой информа­ции судебных споров как оптимального способа разрешения супружеского конфликта.

конфликт в суде – предыдущая | следующая – судебный спор

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.