Введение

В России ежегодно более 600 тыс. детей переживают раз­вод родителей. Ситуация развода во всех случаях затрагивает интересы детей и отражается на их психическом состоянии и развитии. В последние годы все больше детей становятся объектом судебных споров между родителями, не пришедшими к соглашению по вопросу определения места жительства детей и их воспитания или по вопросу определения порядка общения ребенка с отдельно проживающим родителем. Так, согласно данным Управления анализа и обобщения судебной практи­ки Верховного Суда РФ, по искам о порядке воспитания детей родителями, проживающими раздельно, в 2007 г. было рассмо­трено  563 дела, в 2008 г. — 17014, в 2009 г. — 20 531.

Развод почти всегда является психотравмирующей ситуа­цией, он связан с высоким риском возникновения различного рода нарушений психического состояния у всех членов семьи. Дети, в силу естественной возрастной зависимости от роди­телей, личностной и эмоциональной незрелости, оказываются наиболее уязвимыми к психотравмирующему действию разво­да. В соответствии с Международной классификацией болез­ней (МКБ-10) воспитание ребенка в ситуации конфликтных и враждебных отношений между родителями является «ано­мальным и создает риск развития у ребенка различного рода психических нарушений». Психиатры знают, что развод отно­сится к тем событиям в жизни ребенка, которые наиболее ча­сто ведут к появлению невротических симптомов. Поведение родителей в ситуации развода (высокий уровень агрессии, во­влечение ребенка в родительский конфликт и т.п.), неблагоприятно складывающаяся после развода воспитательная ситуация (патологизирующий стиль воспитания у родителя, с которым проживает ребенок, отсутствие общения с одним из родителей, сопряженность общения с отдельно проживающим родителем с высоким уровнем интрапсихического конфликта) также мо­гут оказывать негативное влияние на психическое состояние и развитие ребенка.

Согласно действующему Семейному кодексу Российской Федерации (СК РФ), родители имеют равные права и равные обязанности в отношении своих детей. Место жительства ре­бенка при раздельном проживании родителей и отсутствии соглашения между ними определяется судом «исходя из интере­сов ребенка и с учетом мнения детей» (ч. 3 ст. 65 СК РФ). Право родителя, проживающего отдельно, на «общение с ребенком, участие в его воспитании и решение вопросов получения ре­бенком образования» может быть реализовано только в том случае, «если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному разви­тию» (ч. 1 ст. 66 СК РФ).

Таким образом, ядром правового регулирования семейных споров является самостоятельное семейно-правовое понятие «интересы ребенка». В Постановлении от 4 июля 1997 г. № 9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» Пленум Верховного Суда РФ в п. 14 разъясняет, что под интересами ребенка «следует пони­мать обеспечение условий, необходимых для его полноценного физического, психического и духовного развития» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998, №9). Интересы ребенка, как семейно- правовая категория, определяются как субъективная потреб­ность ребенка в благоприятных условиях существования, кото­рая находит объективное выражение в реализации родителями своих прав и обязанностей, предусмотренных семейным зако­нодательством. При этом интересы ребенка выступают в семей­ном праве как показатель качества осуществления родителями родительских прав и обязанностей, эффективности выполне- ния органами опеки и попечительства функций по защите прав и интересов детей; справедливости и объективности рассмотре­ния судами семейно-правовых споров, поэтому данное поня­тие принимает характер критерия действенности и значимости этих функций (Ильина, 2006, с. 27). В то же время, устанавливая приоритетность и необходимость наилучшего осуществления законных прав и интересов ребенка, законодатель должен учи­тывать интересы матери и интересы отца. Таким образом, при рассмотрении спора между разводящимися супругами о месте жительства ребенка (детей) суд берет под свою защиту совпа­дающие интересы и ребенка, и одной из сторон спора (матери или отца). В связи с данными правовыми условиями суду необ­ходимо раскрыть и выявить действительные интересы и истца, и ответчика, и ребенка, что заставляет обращаться не только к внешним обстоятельствам (материальные, бытовые условия), но и к внутренним мотивам поведения и особенностям личных отношений родителей друг к другу и к ребенку.

Нормы СК РФ предусматривают различные способы вы­явления судом интересов ребенка: непосредственное выяснение мнения ребенка, опрос в суде родителей и свидетелей, заключение органа опеки и попечительства. Необходимость выявления су­дом, наряду с материальными, бытовыми условиями, ряда обсто­ятельств, имеющих психологическое и клинико-психологическое значение (мотивов поведения, особенностей личных отно­шений родителей друг к другу и к ребенку; индивидуально- психологических и патопсихологических особенностей всех чле­нов семьи, способных повлиять на обеспечение ребенку условий для воспитания и полноценного психического развития), опре­деляет целесообразность участия в подобных судебных спорах специалистов — психологов и психиатров.

В последние годы отмечается устойчивая тенденция к увеличению количества судебно-психологических (СПЭ) и комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз (КСППЭ) в гражданских делах, связанных с защитой прав и ин­тересов детей при расторжении брака или при раздельном про- живании родителей. На практике такого рода экспертизы про­водятся в судебно-психиатрических экспертных учреждениях Минздравсоцразвития России, судебно-экспертных учрежде­ниях при Минюсте России, в психолого-медико-социальных центрах и других государственных образовательных учрежде­ниях; иногда для производства таких экспертиз привлекаются преподаватели высших учебных заведений и школьные психо­логи. Наряду с СПЭ и КСППЭ имеются другие формы участия психологов и психиатров в спорах о воспитании: психологи и психиатры могут непосредственно привлекаться к судебному разбирательству в качестве специалистов, к материалам дела может быть приобщена медицинская документация, содержа­щая сведения о психическом состоянии ребенка и соответству­ющие медицинские и психологические заключения.

Между тем отсутствие четкой теоретической базы и ясных методологических принципов производства судебных экспер­тиз по таким делам препятствует полноценному и эффектив­ному использованию экспертных заключений при принятии ответственных судебных решений. К сожалению, часто такие заключения не отвечают профессиональным стандартам судеб­ной экспертизы и демонстрируют отсутствие научной методо­логии, эмпирической основы, несоответствие психологической части юридическим запросам, что приводит к многочисленным ошибкам и злоупотреблениям.

С 2002 г. в Отделении судебно-психиатрической эксперти­зы в гражданском процессе (руководитель — проф. Харитоно­ва Н.К.) и Лаборатории судебной психологии (руководитель — проф. Сафуанов Ф.С.) Государственного научного центра со­циальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского активно разрабатываются вопросы теории и методологии КСППЭ по гражданским делам, связанным с семейными спорами о вос­питании детей при раздельном проживании родителей, коли­чество которых растет с каждым годом. Настоящая книга — это первая попытка обобщения теоретических исследований и практики производства таких экспертиз.

следующая – воспитание детей раздельно проживающими родителями

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.