Яндекс.Метрика

Тактики психотерапевтического общения (продолжение)

5.3. Разработка тактик психотерапии с учетом форм и функций Грандиозного Я

Как показал качественный анализ текстов-транскриптов психотерапевтических сессий, необходимое для заклю­чения «рабочего альянса» укоренение пациента с патологи­ческим нарциссизмом в психотерапии происходит при ус­ловии поддержки психотерапевтом манипулятивных усилий Грандиозного Я и эмоционального отклика на его специ­фические нужды. В то время как Неполноценное Я пациента обращается за поддержкой к психотерапевту как всемогущему Другому, Грандиозное Я пациента обращается с пси­хотерапевтом как объектом всемогущего контроля. В зависи­мости от того, какую из своих функций реализует Грандиоз­ное Я пациента — отторжения, разрушения, поддержки, внушения восхищения — психотерапевт все больше ощу­щает себя «абсолютным ничтожеством», «мальчиком для битья» или «мусорным ведром», «беспомощным существом», «зеркалом успехов». Во всех случаях психотерапевт все боль­ше ощущает себя неполноценным. «Испытание неполноцен­ностью» является серьезным испытанием профессионализ­ма психотерапевта; способность психотерапевта оставаться «в рамках образа» Неполноценного Другого во много опре­деляет судьбу будущих отношений контакта. В случае «выхода из образа» психотерапевт выглядит до такой степени угро­жающим всемогуществу Грандиозного Я пациента, что тот спасается бегством, вынужденный расстаться с надеждой на получение помощи. Только если психотерапевт владеет адекватными способами обращения с тотальной амбивалентностью пациента, страдающего тяжелой личностной пато­логией, он может профессионально облегчить его «укоре­нение» в ситуации принятия помощи. Первое, в чем необ­ходимо помочь пациенту с расщепленным образом Я — это помочь ему «удержаться» в психотерапии, ни в коем случае не удерживая его насильственно (последнее на сегодняш­ний день недопустимо не только этически, но и юридичес­ки). Оснащенность психотерапевта приемами неконфронтирующего взаимодействия с Грандиозным Я «потенциального пациента» во многом способствует принятию последним ответственного решения о прохождении психотерапии, ко­торое само по себе есть шаг к исцелению.

Тактики психотерапевтического общения с Богоподобно- Грандиозным Я, реализующим функцию отторжения Другого

Во взаимодействии с Богоподобно-Грандиозным Я, реа­лизующим функцию отторжения Другого, психотерапевту следует оставаться толерантным к ощущению себя как ничто­жества, «контейниировать» (термин В.Биона) чувства оби­ды и отвергнутости. Психотерапевт принимает на бережное хранение отторгаемую пациентом «неполноценность», пре­доставляет ему шанс убедиться в принципиальной возмож­ности контроля чувств обиды и отвергнутое. Поскольку пациент максимально отдаляется от психотерапевта, пыта­ется сформировать отношения изоляции, важно обеспечить ему полную свободу выбора оптимальной психологической дистанции. Не нарушая заданной дистанции, в то же время следует предложить пациенту психотерапевтическую альтер­нативу полной изоляции. Представляется, что такой психо­терапевтической альтернативой может стать относительно безопасное для пациента общение в пространстве «если бы». Фантазийное пространство «если бы» хорошо знакомо пси­хотерапевтам гуманистической ориентации. Находящиеся там психотерапевтические ресурсы незаслуженно остаются без должного внимания со стороны психотерапевтов психоди­намической ориентации. Психодинамически-ориентирован­ную психотерапию во многом можно считать «аллопатичес­кой». Для «как бы личности» (Э.Дейч), чья способность к тестированию реальности значительно ослаблена, рекомен­дуется психотерапия, нацеленная на освоение принципа реальности в условиях соответствующей поддержки. Психо­терапию, нацеленную на использование целительного по­тенциала нереалистических фантазий, можно считать «го­меопатической». На наш взгляд, «гомеопатическая» по сво­ей сути психотерапия легко преодолевает то сопротивление изменению, с которым сталкивается «аллопатическая». Спо­собность к тестированию реальности усиливается не вопре­ки, а благодаря фантазиям, «в малых дозах» рекомендуемых психотерапевтом. Фантазия о возможности понимания яв­ляется первым шагом к реальному общению с Другим для пациента, чье Богоподобно-Грандиозное Я реализует функ­цию отторжения Другого. При наличии минимального доверия со стороны пациента, крайне скептически относя­щегося к возможностям быть понятым Другим, психотера­певт может предложить ему пофантазировать в следующем направлении: «Если бы мы обладали фантастической спо­собностью к пониманию друг друга, чем бы Вы тогда хотели со мной поделиться?» Для пациента, развивающего фанта­зии о Богоподобности (термин А.Адлера), «пространство людей» настолько небезопасно, что любые попытки психо­терапевтического общения на этой территории обречены на неудачу. Создавая вместе с пациентом фантазийное простран­ство «если бы» и даже там запрашивая разрешения на то, чтобы приблизиться, психотерапевт руководствуется надеж­дой, что по мере накопления реально пережитого, пусть и на «нереальной территории, где понимание возможно», опыта разделенных чувств, пациент начнет верить в воз­можность эмоционально-отзывчивого отношения со стороны Другого и все меньше нуждаться в изоляции. Искусственно создаваемое фантазийное пространство «если бы» необхо­димо как переходное; в противном случае пациент нахо­дится под угрозой слишком быстрого попадания из «солип­сического вакуума» пространства фантазий в реальность, перенасыщенную «кислородом взаимоотношений», внача­ле столь же непригодную для естественного дыхания.

Таким образом, тактика психотерапевтического общения с пациентом, чье Богоподобно-Грандиозное Я реализует функцию отторжения Другого, заключается в одновремен­ном принятии норм (точнее, запретов) общения на терри­тории реальных отношений и предложении новых норм об­щения («не изоляция, а совместность») на территории фан­тазий. Тем самым обеспечивается необходимый пациенту уровень безопасности для того, чтобы стал возможным пер­вый шаг к эмоциональной близости с Другим.

Другие формы Грандиозного Я – предыдущая | следующая – Агрессия нарциссического пациента

Психология нарциссизма. Содержание