Яндекс.Метрика

Феномен Общения “глаза в глаза” (психологические и лингвистические аспекты)

В. Л. Голубев

Феномен Общения “глаза в глаза” (психологические и лингвистические аспекты)//Телесность человека: междисциплинар. исслед-я //Филос. о-во СССР. – М., – 1991. – С. 65 – 70.

Поскольку лицо человека – “это своеобразный центр передачи и приема социальных сигналов” (К.Изард), понятен непреходящий интерес исследователей к психологическим аспектам экспрессивного поведения вообще и мимики, в особенности. Мимическая экспрессия является очень сложным по своей структуре феноменом. В него входят физиогномические компоненты лица, так называемые базисные эмоциональные выражения, а также многообразные произвольные движения в лице, сопровождающие речь во время общения. Кроме того мимика обеспечивает большое число смешанных и трудно вербализуемых чувств, так называемые “ролевые маски” (“display rules”) и другие типы экспрессий. Детально удалось изучить мимический рисунок лишь базисных эмоций (согласно мнению Экмана, их 6; по концепции Изарда – их 9). Однако за пределами этих 9 эмоциональных состояний (удовольствие – радость, интерес – ажиотаж, гнев – ярость, пренебрежение – презрение, удивление – испуг, стыд – робость – унижение, страх – ужас)мимическое поведение человека во всем многообразии его экспрессивных полутонов, нюансов и динамичной “игры” чувств остается трудным объектом научного исследования. Сказанное в полной мере относится к общению “глаза в глаза”.

феномен общения глаза в глазаЗначение физиогномического образа лица (т.е образа лица вне мимических движений в нем) и его отдельных элементов (брови, глаза, нос, рот и др.) ярче всего показано на бесчисленных примерах портретной живописи и искусства грима. Мимическая экспрессия, накладываясь на физиогномический образ, порождает тот индивидуальный имидж, который присущ лицу каждого человека и делает его непохожим на других людей. Экспериментальному исследованию “языка мимики” и его перцепции посвящено большое количество работ. Их анализ не является задачей настоящей статьи. Здесь мы ограничимся рассмотрением своеобразного парадокса, обнаруженного при изученииобщения “глаза в глаза”. Этот парадокс касается экспрессии глаз. Повседневный общечеловеческий опыт, закрепленный в произведениях искусства и в народной мудрости, говорит о том, что самое выразительное в человеческом лице – это глаза. Достаточно вспомнить многочисленные поговорки и фразеологизмы: “Глаза – зеркало души”, “читать душу по глазам”, “стрелять глазами”, “строить глазки”, “есть глазами”, “сверкать глазами”, “хлопать глазами”, “делать большие глаза” и т.д. Взгляд собеседника дополняет то, что недосказано словом и жестом и придает иной раз подлинное значение произнесенной фразе. Выразительный взгляд способен исчерпывающим образом передать смысл не только сказанного, но и недосказанного и невысказанного (подтекст). Порою взгляд таков, что делает излишним всякие слова. Вообще, взгляд “глаза в глаза” – всегда важнейший сигналневербального общения. Даже в движущейся встречной толпе безмолвный и короткий обмен взглядами с незнакомцем фиксирует момент общения.

Этим широко распространенным эмпирическим представлениям об особой экспрессивности глаз противоречат многие экспериментальные данные, согласно которым идентификация эмоций на лице осуществляется успешнее при анализе экспрессии рта, а не глаз. Обзор этих работ представлен в монографии П.Фресс и Ж.Пиаже (1975). По данным Т.Н.Малковой (1981) при восприятии лица другого человека ведущее или наибольшее значение для наблюдателя имеют признаки, локализующиеся в нижней части лица и в зоне бровей и лба. В своем диссертационном исследовании автор приходит к выводу, что наиболее точно опознаются изменения в нижней части лица, затем – в области лба и бровей и наименее точно – изменения в области глаз. Выявлено таким образом противоречие между экспериментальными данными и эмпирическим опытом не являются случайными и требуют своего объяснения и разрешения. Можно предположить различные причины указанного противоречия. Общеизвестно, что оральная область имеет много мелких мышц и может произвольно двигаться практически в любом направлении. В то же время брови управляются минимальным числом мышц и могут двигаться лишь вверх, вниз и друг к другу. По-видимому, более успешное распознавание изменений в нижней части лица касаются преимущественно произвольных движений в этом регионе лица. Мы полагаем, что естественнаямимическая экспрессия, осуществляемая автоматически и неосознанно, в силу своей сложности более трудна для экспериментального исследования. Особенно это касается экспрессии глаз; последняя не поддается однозначному толкованию или какой-либо формализации.

В то же время обмен взглядами запускает и поддерживает общение на всех его этапах; значимость его особенно возрастает при доверительном общении “глаза в глаза”. При этом встреча глаз устанавливает связь между двумя людьми, она открывает возможность психологического сближения. Пространство личности одного соприкасается с пространством личности другого. Они оказываются как бы в едином поле потенциального духовного общения. Это поле открыто в своей перспективе и не знает психологических границ. Поэтому наблюдение за глазами другого со стороны и непосредственный контакт взглядами порождает у человека разные ощущения и переживания. Не побоимся сказать, что в глазах другого всегда открывается тайна непостижимого, связанного с тайной живого вообще, с тайной живой души другого. Известно, что процесс умирания человека сопровождается целым рядом объективно наблюдаемых признаков, на основании которых врачь констатирует смерть (остановка сердечной деятельности и дыхания, изменение цвета кожи и слизистых и т.д.). Однако наиболее выразительные изменения претерпевают глаза. Эти изменения глаз невозможно объяснить высыханием слизистых в силу мгновенности их превращения, так же как и нефиксированным взглядом и т.п. Опытный врач устанавливает смерть, глядя в глаза умершему. При умирании глаза перестают быть “живым” местом на лице. В них “гаснет свет живой души”. Таким образом, взгляд, как акт невербальных коммуникаций, является инструментом или своеобразным каналом, поддерживающим духовное общение людей. Заметим, что даже животные (например, собаки), выполняющие или слушающие команду человека, смотрят не в рот, из которого исходят звуки речи, а в глаза хозяину.

Представленные выше данные позволяют предполагать, что механизмы перцепции глаз другого человека должны иметь какие-то отличия от восприятия других частей лица. Данное предположение подтверждается сферой языка в фольклоре, поэзии и вообще в художественной литературе, которая является объективированным пластом человеческого сознания, общения и культуры. Мы обратились к словарю В.И.Даля, в котором помимо 200 тысяч слов собранно 30 тысяч пословиц, поговорок, присловий и загадок и поэтому является вполне репрезентативным источником языка в русском этносе. При подсчете количества пословиц, идиоматических оборотов и метафор, характеризующих лицо человека ( в качестве ключевых слов взяты следующие – брови, глаза, зенки, очи, взгляд, губы, рот, язык, щеки, лоб, нос уши), оказалось, что с ними связано свыше 400 соответствующих фразеологизмов. Среди них 36,3% имело ключевое слово “глаза” (“очи”, “взгляд”); 28,4% – связаны с областью рта; 2,1% с областью бровей; 6,4% лба; 2,3 % – носа; и 15, 5% – ушей. Получив такие результаты, мы далее попытались ответить на следующие 2 вопроса: 1) отражает ли процент фразеологизмов по каждой области лица их долю в акте коммуникации? и 2) отражает ли смысл фразеологизмов характер этой коммуникации?

Анализ собранного материала показал, что неожиданно высокий процент таких ключевых слов, как “нос” и “уши” (более 100 фразеологизмов) объясняется преобладанием в них шуточных высказываний. Ранее уже было подмечено, что неподвижные или ало подвижные части лица, слабо участвующие в мимической экспрессии, часто служат объектом юмористических замечаний и шуток. Поэтому эти фразеологизмы скорее отражают способ ассимиляции человеческой культуры малозначимых для общения черт лица в народном творчестве: “хлопать ушами”, “ни ухо, ни рыло”, “не видать ему этого как своих собственных ушей”, “с носом остался”, “задирать нос”, “водить за нос” и т.п.). В то же время процент фразеологизмов, в которых ключевые слова связанны с другими частями лица, довольно часто соответствует экспериментальным данным о степени их участия в акте коммуникации. В частности, наибольшее число фразеологизмов относится к области глаз и рта (почти 65%). Однако максимальное количество фразеологизмов характерно именно для ключевого слова “глаза” (36,3%), что подтверждает таким образом вышеупомянутые данные эмпирического опыта общения, но не результаты экспериментального исследования мимики человека. Анализ смысла этих фразеологизмов с очевидностью показывает, что среди них преобладают высказывания с коммуникативным значением: “взглянет – рублем подарит”, “укоризненный взгляд”, “томный взгляд”, “нечистый взгляд”, “недобрый взгляд”, “бесстыжие глаза”, “завидущие глаза”, “пялить глаза”, “прятать глаза”, “бросить взгляд”, “глаза разгорелись”, “краем глаза”, “впиваться глазами” и т.п. Видно, что эти фразеологизмы (в отличие от темы “носа” и “ушей”), четко коррелируют со способностью глаз к активному участию в мимической экспрессии.

Лицо человека часто приобретает устойчивое характерное выражение (злое, грустное, добродушное, веселое и т.п.). В формировании этого впечатления принимают участие многие отделы лица, но смысловым центром воспринимаемого образа всегда являются глаза. Совокупность представленных данных позволяет говорить о том, что глаза – это своеобразный канал передачи, приема и обмена смысловой информации, связанной с духовной сферой человека. Выражение глаз – всегда значимый признак для другого человекаобщение “глаза в глаза” всегда настраивает партнеров на эмоционально насыщенный контакт, эффектобщения “глаза в глаза” обеспечивает не только чисто зрительные функции, это еще и инструмент регулирования взаимопонимания. Достаточно, например, указать на такой словесный ряд, как “око” – очковтирательство – очаровывать” и т.д. , чтобы увидеть эту реальную функцию общения “глаза в глаза”. Об этом же говорит масса других словообразований и словосочетаний (“свет очей твоих погас”, “лучезарный”, “потухший взор”, “сглазить”, “налить глаза” и т.п.). Глаза – это некий связующий элемент духовности и телесности. В Библии говорится: “Светильник для тебя есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло. Если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно” (Евангелие от Матфея, глава 6. Нагорная проповедь,№22 и 23). Выражение глаз, как и вся духовность человека, предназначено в конечном итоге для другого человека. “Душа – это дар моего духа другому” (М.М.Бахтин, 1986). Можно сказать также, что взгляд “глаза в глаза” – это невербальный призыв к пониманию, это экзистенциальное выражение надежды на преодоление непонимания, на одоление одиночества, это язык души, адресованный к душе другого. Один из фразеологизмов в словаре В.Даля гласит: “глаза говорят, глаза слушают”. Эту коммуникативную функцию глаз в эмоциональном общении человека хорошо осознавал автор упомянутого словаря, когда писал, что “взгляд – выражение глаз, как немой, но высшей речи человека”.

Поэтому вряд ли мы ошибаемся, когда говорим, что глаза это действительно наиболее выразительная часть лица. Выразительная не только в смысле возможности выражения, но и в смысле значимости этого выражения для процесса общения. Не удивительно, что глазам присуща и максимальная физиогномическая выразительность. Она обеспечивается, по-видимому, прожективным механизмом перцепции. Чтобы почувствовать одухотворенность другого, надо посмотреть ему в глаза. Поэтому глаза другого всегда притягательны. Показано, что более 50% времени общения человек смотрит в глаза собеседнику. Рассматривая портрет, зритель также большую часть времени смотрит в глаза изображенного. Поэтому прекрасен не только хороший портрет, но и лица зрителей, рассматривающих его, как прекрасно само мгновение молчаливого духовного общения человека с человеком. Трудности и противоречия, с которыми сталкиваются исследователи экспрессии глаз, объясняются невозможностью ее формализации и большим удельным весом прожективных механизмов в ее перцепции.