Яндекс.Метрика

III. Больной и медицинская среда (продолжение)

С организационной стороны прием больного в стационар должен проводиться так, чтобы как можно меньше нарушать покой и сон других больных. Необходимо назначить лечение, хотя бы симптоматическое. Если нет необходимости назначать лечение или по каким-либо сообра­жениям необходимо выждать, то следует объяснить это больному, что­бы он не думал, что об этом забыли.

Административная сторона приема больного должна быть поста­влена так, чтобы как можно меньше напоминала обстановку допроса или казенного акта. Необходимо отличать гражданина, подающего просьбу в исполком, оформляющего заказ в ремонтной мастерской или че­ловека, допрашиваемого соответствующими органами, от больного. Больной в первую очередь занят своей болезнью, он неуверен, несосре­доточен, наверняка забыл взять с собой что-либо, что ему будет нужно при поступлении в больницу. Необходимо относится к нему доброжела­тельно. Поучать больного, чтобы он носил с собой те или иные докумен­ты и анализы, можно и нужно в другое время а не при поступлении в больницу, например, при врачебном обследовании перед направлени­ем в больницу. По правилам общественного этикета врач должен пред­ставиться вновь поступившему в отделение больному, приветствовать его и пожелать ему, чтобы он чувствовал себя в больнице хорошо и бы­стрее поправился. В таком духе следует воспитывать и остальных меди­цинских работников.

При поступлении в больницу наиболее уместно сообщить больно­му, что в больнице определенный режим дня и, если это позволяет состояние больного, дать ему возможность ознакомиться с ним.

Уже при поступлении в стационар бывает очевидно, что некоторые больные не смогут приспособиться к новым условиям. В качестве приме­ра неприспособленности (маладаптации) можно привести следующее:

а) больной сам страдает от перемены обстановки, но не проявляет этого слишком открыто. Врач или медицинская сестра должны установить, что ему мешает, и попытаться устранить это, если возможно. Этот тип больных не создает особых затруднений для остальных больных;

б) больной страдает от перемены обстановки и открыто заявляет об этом; например, выражает недовольство, страх или опасения. Такому больному необходимо объяснить, что его неприспособленность может стать источником страданий для остальных больных. В психиатричес­ких отделениях такие проявления разбираются с терапевтической целью в коллективе больных, что оказывает благоприятное влияние на тех, к кому это непосредственно относится, и профилактическое влияние на всех остальных больных;

в) больной в общем не страдает от перемены, но не желает приспо­собиться к ней, не считается с остальными больными, которые в резуль­тате такого поведения страдают. Например, он не соблюдает послеобе­денный и вечерний покой, приглашает к себе посетителей в неположен­ное время, курит в отделении. В таком случае необходимо вежливо, но энергично в интересах больных и нормальной работы отделения при­нять соответствующие меры. В проблематичных случаях, если имеются сомнения в нормальном психическом состоянии такого больного, следует обеспечить психиатрическое исследованание или пригласить психоло­га.

Уже при поступлении в больницу важно создать в основном одина­ковые условия для всех больных в соответствии с правилами внутреннего распорядка больницы, не разрешать, чтобы больные оставляли у себя много лишних предметов, еды, одежды и т. д. Если эти требования не соблюдаются, то у больных появляется недовольство, возникают споры, жалобы врачу, и то, что было упущено при поступлении, возвращается, но в более широком объеме и с осложнениями.

Обследование и манипуляция в станционарном отделении. Обследование в данном случае отличается от амбулаторного в нескольких на­правлениях: оно более длительное, более сложное, требует большего количества вспомогательнх исследований, сопровождается большим коли­чеством неприятных и болезненных манипуляций, больные чаще и более подробно, хотя и не всегда точно, информируют друг друга о разных ме­тодах исследования (см. взаимоотношения между больными).

Подготовка для манипуляций отчасти разбиралась в главе о боли. Объяснение необходимости вмешательства и его характера должно со­ответствовать уровню больного. Если больной не понимает объяснения, следует винить не его, а себя, так как мы плохо определили, что больной при его знаниях, опыте и интеллигентности может понять и чего не мо­жет. Необходимо учитывать, что около 3 % населения составляют оли­гофрены, преимущественно дебильные лица, свыше 10 % составляют ли­ца, стоящие в психическом отношении ниже среднего уровня, ряд пожи­лых лиц страдает дементностью или по крайней мере повышенной пси­хической утомляемостью и пониженной способностью сосредоточиться. Когда больные говорят о том, что они не поняли, что сказал врач, обыч­но сообщают, что врач «произнес что-то мудреное» и больше не интере­совался, понял это больной или нет. Не следует переоценивать при боль­ном значение вспомогательных методов исследования, даже если мы стремимся этим уговорить нерешительного больного подвергнуться та­кому исследованию. Например, о рентгенологическом исследовании у больных имеется упрощенное представление, что оно позволяет точно объяснить и обнаружить патологический процесс в глубине организма, например, опухоль мозга.

машина скорой помощи – предыдущая | следующая – подписка