Яндекс.Метрика

Факторы, влияющие на успешность адаптации ребенка к разводу (продолжение)

Вовлечение детей в конфликтные отношения родите­лей. Разведенные родители осознанно или неосознанно ищут в детях психологическую поддержку или «союзников», тем са- мым вовлекают их в конфликт выбора между родителями или конфликт лояльности, что предъявляет к ребенку в психологи­ческом плане слишком сложные требования.

Нарушения адаптации ребенка в ситуации развода напря­мую зависят от выраженности интрапсихического конфликта, побуждающего его к принятию стороны одного из родителей. Когда родитель просит ребенка передать какое-либо сообще­ние, враждебное по своему содержанию, другому родителю, расспрашивает его о другом родителе, сравнивает два дома, спрашивает ребенка, кого он больше любит, — он ставит ре­бенка в позицию, при которой тот не может открыто выражать свою привязанность к другому родителю и чувствует себя на­ходящимся между двумя военными лагерями (Buchanan, 1994). Выраженный интрапсихический конфликт (конфликт лояль­ности), связанный с необходимостью скрывать информацию о другом родителе или свои чувства к нему, является важнейшим фактором, негативно влияющим на адаптацию ребенка к разво­ду (Buchanan, Maccoby, Dornbusch, 1991; Johnston, Kline, Tschann, 1989; Twaite, Luchow, 1996). При исследовании семей с высоким уровнем конфликта уровень тревоги и депрессии у детей, испы­тывающих конфликт лояльности, был выше в сравнении с деть­ми, не вовлеченными в конфликт между родителями (Buchanan, Maccoby, Dornbusch, 1991; Hetherington, 1999). Через 4,5 года по­сле развода выраженность тревоги и депрессии была тем выше, чем более выраженным был конфликт лояльности. Напротив, даже в семьях с высоким уровнем враждебности между роди­телями, при отсутствии у родителей поведения, вовлекающего ребенка в конфликт (40%), уровень адаптации детей был значи­мо выше (Johnston, Kline, Tschann, 1989; Hetherington, 1999).

P. Гарднер, детский и судебный психиатр, в 80-е гг. обратил внимание на увеличение количества детей, которые в ситуации высококонфликтного судебного процесса демонстрировали охваченность односторонними обвинениями в адрес одного из родителей, которая иногда доходила до ненависти к этому ранее любимому человеку. Для описания такой инверсии отношения ребенка к одному из родителей Р. Гарднер ввел в ли­тературу термин «синдром отвержения одного из родителей» (Parental Alienation Syndrome, PAS) (Gardner; 1989, 1992, 1998). P. Гарднер рассматривал PAS как особую форму реакции семьи на развод, при которой ребенок объединяется с одним из роди­телей против другого, и определял его как «расстройство, при котором ребенок охвачен осуждением родителя, его неоправ­данной или преувеличенной критикой», при этом враждебные высказывания и хула не сопровождаются чувством вины или замешательством (Gardner, 1989, с. 266, 228). Отношения при­вязанности ребенка к отвергаемому родителю при этом раз­рушаются. Данную реакцию ребенка автор рассматривал как патологическую форму адаптации, возникающую в результате действий другого родителя, направленных на саботаж отноше­ний ребенка с отвергаемым родителем-мишенью и изменение отношения ребенка к нему. Отвержение ребенком отдельно проживающего родителя-мишени, чаще — отца, возникает в ответ на осознанное или неосознанное манипулятивное по­ведение родителя, с которым ребенок проживает. Таким об­разом, по мнению Р. Гарднера, синдром отвержения одного из родителей (мишени) является реакцией ребенка на поведение другого родителя (индуктора). При выраженном отвержении ребенком одного из родителей психотерапевтическое вмеша­тельство неэффективно и необходимо отделение ребенка от родителя-индуктора на длительное время. В судебной практике подобное представление часто приводило к передаче ребенка на воспитание отвергаемому родителю.

Согласно более поздним формулировкам (Kelly, Johnston, 2001), PAS является реакцией ребенка на комплекс факторов, включая индивидуально-психологические особенности и осо­бенности поведения обоих родителей и ребенка, важнейшими из которых являются психологические проблемы обоих роди­телей, дефицит родительского внимания, враждебность, огово­ры, поляризация — в поведении родителей; собственная психо­логическая уязвимость ребенка и его внутренняя агрессия; выраженная враждебность родителей друг к другу. В связи с этим подчеркивается, что при наличии отвержения ребенком одного из родителей, в том числе при отказе от общения с ним, необхо­димо исследовать как особенности ребенка и родителя — воз­можного индуктора, так и особенности отвергаемого родителя. Для отвергаемых родителей характерны такие индивидуально- психологические особенности, как эгоцентризм и недостаточ­ная зрелость, сниженная способность к эмпатии, строгий и ригидный стиль воспитания. Также их характеризуют такие особенности поведения в ситуации развода, как пассивность в ситуации выраженного конфликта и отстаивание своих прав на общение с ребенком вопреки желанию последнего. При оценке индивидуально-психологических особенностей детей указыва­лось, что чем выше у ребенка способность к саморефлексии и к восприятию противоположных позиций конфликтующих ро­дителей, тем более уязвимым ребенок является в конфликтах лояльности. Дети, отвергающие одного из родителей, имеют больше психологических проблем и эмоциональных наруше­ний, вследствие чего одни юридические стратегии (смена опе­куна, принудительные посещения, запрет визитов) не могут решить проблему (Johnston, Kline, Tschann, 1989).

Таким образом, результаты многолетних исследований демонстрируют, с одной стороны, типичность реакции детей на развод родителей и определяют достаточно четкую картину факторов, повышающих риск развития у детей различного рода психических и психологических нарушений в постразводный период. С другой стороны, неоднозначность, а в некоторых слу­чаях противоречивость результатов исследований свидетель­ствует об отсутствии единой формулы, позволяющей создать Для ребенка наилучшие условия для воспитания и развития, в частности, при определении порядка общения ребенка с от­дельно проживающим родителем при высокой выраженности конфликта. Представляется, что некоторым детям необходимы психологическая помощь и ресурсы обоих борющихся родите­лей, тогда как другие нуждаются в отделении от эмоциональной враждебности между родителями или от отвергающего и нечувствительного к потребностям ребенка родителя. Оценка психического и психологического состояния ребенка в каж­дом конкретном случае, анализ влияния на него различных социально-психологических факторов, возможный прогноз психического и психологического развития ребенка при раз­личных условиях воспитания являются важнейшими задачами психолого-психиатрического исследования в судебных спорах о воспитании.

конфликты между родителями – предыдущая | следующая – невротические реакции

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.