Яндекс.Метрика

От чего зависит привлекательность раздражителя?

Известно, что как у людей, так и у животных раздражители, которые отличаются от актуально действующих, оказывают положительное мотивационное влияние. Установлено, что для получения награды в виде новых раздражений животные готовы не только затратить определенные усилия, но даже перенести некоторую боль; так, например, в экспериментах Батлера обезьяна выполняла довольно большую работу, многократно открывая окошко в экспериментальной установке (что требовало пре-одолення сопротивления пружины), хотя единственной наградой была возможность увидеть то, что за ним происходит,— например, движущуюся игрушечную железную дорогу или кинокадры о жизни обезьян. Следует добавить, что эти реакции вызываются не страхом, как предполагали некоторые исследователи; напротив — страх их подавляет (Hunt, 1962).

Эти и другие факты свидетельствуют о том, что для возникновения положительной эмоции необходима определенная степень расхождения между установками и сигналами, то есть некоторый «оптимум расхождения» (новизны, необычности, несоответствия и т. п.). Если сигнал не отличается от предшествовавших, он оценивается как неинтересный; если же он отличается слишком сильно, покажется неприятным, опасным, раздражающим и т. п.

Множество данных свидетельствует о том, что привлекательность раздражителя зависит от его новизны, сложности и вызываемой им неуверенности. Кривая, описывающая эту зависимость, имеет форму перевернутой буквы U (см. Berlyne, 1967, с. 57—63). Берлайн, в частности, обращает внимание на гипотезу французско-немецкой школы в эстетике, согласно которой человек может принимать информацию со скоростью 16 битов в 1 сек при способности кратковременного сохранения около 60 битов. Произведения искусства, которые создают поток информации, примерно равный этой величине, вызывают эстетическое удовлетворение. Превышение этой величины приводит к тому, что произведение искусства кажется слишком сложным; когда же количество информации не достигает этой величины, создается впечатление банальности. Данная гипотеза заслуживает внимания, хотя до сих пор она еще не была подвергнута проверке (там же,с. 92).

Понятно, что информация, которую несет сигнал, зависит от того, что предварительно было закодировано у получающего ее субъекта, иначе говоря, от особенностей его установок.

От чего зависят установки? Их определяют постоянные и временные факторы. Постоянным фактором является опыт, относящийся к поступающим сигналам. Когда у человека нет соответствующего опыта, отсутствуют какие бы то ни было установки, поэтому сигнал как нечто незнакомое, странное, непонятное может вызывать отрицательную реакцию (неприязнь). По мере повторения сигнала и образования установок он начинает казаться все более привлекательным. Однако, достигнув определенного момента, он начинает терять эту привлекательность (становится скучным). Это происходит тогда, когда установки достигают такого развития, что больше не возникает несоответствия между тем, что ожидается, и тем, что происходит реально.

Временные факторы, детерминирующие установки,— это раздражения, поступающие от «фона». Каждое событие выступает в контексте как минувших событий, так и других актуальных событий, с которыми оно взаимодействует. Эти раздражители настоящего и предшествовавшего фона определяют специфические особенности установок субъекта, а тем самым и его отношение к поступающим сигналам. Поэтому один и тот же предмет в различных условиях может вызывать совершенно различные эмоциональные реакции.

Эмоциональное значение сигнала зависит не только от установок, но также и от происходивших ранее процессов обусловливания. Когда раздражитель с отрицательным сигнальным значением   отвечает важным установкам, возникает конфликт.

Еще одна проблема возникает в связи с тем, что у человека вырабатываются установки на предстоящие отрицательные события. Данный случай имеет парадоксальные последствия: избегание отрицательного события должно быть неприятным, поскольку получаемая информация не соответствует установкам. (Разумеется, избегание отрицательного события является вместе с тем и приятным, поскольку оно означает устранение помех для реализации других установок.) Такая парадоксальная эмоциональная реакция действительно встречается в жизни. Мы, правда, редко ее замечаем, так как положительная эмоция, возникающая в результате избегания неприятного события, подавляет отрицательную эмоцию, вызванную несовпадением ожидаемого и реального.

Следует, однако, напомнить, что человек иногда даже ищет неприятных переживаний. Ему нравится, когда его пугают, когда демонстрируют вызывающие отвращение вещи, когда изображают страдание, боль и другие отрицательные переживания. Такого рода стимуляция, облеченная в художественную форму, действует, по-видимому, согласно принципу оптимума расхождения между действительной ситуацией индивида, его возможностями, здоровьем, чувством безопасности и ситуацией, изображаемой средствами искусства.

Помимо гипотезы об оптимуме расхождения, в психологии существует гипотеза об оптимуме возбуждения. Согласно последней, положительную эмоциональную ценность имеют те сигналы, которые вызывают увеличение возбуждения выше нулевого уровня; это увеличение не должно, однако, превышать определенного оптимума, поскольку в противном случае вновь возникает отрицательное эмоциональное состояние. Эта гипотеза была предложена Лоубой (см. Hunt, 1962), а также Хеббом (Hebb, 1965, с. 186) (Гипотеза оптимума возбуждения может показаться не соответствующей концепции Хебба, который в своей книге «Организация поведения» приводит данные, свидетельствующие в пользу гипотезы оптимума расхождения).

Эксперименты Берлайна и Фестингера – Предыдущая

Экспериментальная психология эмоций. Содержание