Яндекс.Метрика

Два полушария и творчество

Логико-знаковое мышление, т. е. способность к организации вербального однозначного контекста, является основным отличительным свойством человека. Это мышление тесно связано с речью. С одной стороны, для связной речи необходим последовательный и осуществляющийся по частям (дискретный) анализ информации. С другой стороны, в речи такой анализ закрепляется для того, чтобы информация была передана и однозначно понята другими людьми.

Выделение себя из окружающего мира, осознание себя и мира возможно лишь благодаря исключительно человеческой способности к обобщению понятий, абстрагированию и речи. Речь при этом выступает как конкретный способ закрепления и передачи знания о себе и мире в виде обобщенных понятий.

Известно, что членораздельная речь, как и связанный с ней коллективный труд, является необходимой предпосылкой формирования сознания. Следовательно, логико- вербальное мышление является основой для развития сознания – высшей формы психического отражения. Именно логико-знаковому мышлению мы обязаны тем, что стали людьми и столь многого добились в коллективном труде по преобразованию природы.

Но одновременно с бесспорным выигрышем для адаптации, развитие вербального мышления до степени доминирующего неизбежно сопровождается для человека определенным проигрышем в связан с ограниченностью этого мышления. Такая ограниченность вытекает из самой его природы: для того чтобы осуществлялась передача словесной информации, необходимо ее дискретное, упорядоченное отражение в психике человека.

Между тем объективная действительность не может быть целиком описана с помощью логико-знакового мышления, ибо она сама по себе не упорядочена и не дискретна. Это, разумеется, не значит, что упорядоченность насильственно привносится в действительность вербальным мышлением. Если бы это было так, логико-знаковое мышление постоянно отражало бы реальность искаженном виде (как это и бывает при психической патологии), не могло бы осуществлять функцию приспособления к социальной среде и коммуникации, мешало бы овладению и преобразованию реальности.

Элементы упорядоченности действительно содержатся в реальном мире и не привносятся в него, а как бы «вычерпываются» из него вербальным мышлением для создания внутренне непротиворечивой модели мира. Однако при этом за рамками этой модели неизбежно остается все, что в нее не вписывается, что не может быть логически организовано, упорядочено и представлено в дискретном виде. Формирование модели, необходимое для успешного социального взаимодействия, автоматически приводит к более или менее выраженному противоречию между ней и миром во всем его многообразии. Здесь проявляется диалектическое противоречие: способствуя адаптации к социальной среде как важному компоненту окружающего мира, логико-знаковое мышление отражает этот мир недостаточно полно.

Разумеется, принципиальные возможности логико-знакового мышления и сознания не ограничены, формируемая в сознании модель мира не является застывшей. Она постоянно расширяется, включая в себя все новые аспекты действительности. Два типа мышления постоянно взаимодействуют, и вербальное мышление (а следовательно, сознание) постоянно обогащается за счет включения в модель новых, ранее неупорядоченных элементов реальности. Без этого процесса было бы невозможно творчество и прогресс. Но при этом у каждого человека в каждый данный момент логико-знаковое мышление не охватывает и не исчерпывает всего богатства отражаемой реальности. Логико-знаковое мышление и сознание – высшая по социальному критерию, но не всеобъемлющая форма психического отражения. За рамками сознания остаются явления, не поддающиеся, по крайней мере в каждый данный момент, логико-вербальной переработке. Однако эти явления находят отражение в образном мышлении. Подвергаясь переработке на невербальном уровне, они влияют на поведение, без чего была бы невозможна адаптация в целостном мире, и составляют сферу бессознательного.

Выше мы указывали на фундаментальную особенность образного мышления – способность воспринимать отдельные предметы и явления взаимодействующими одновременно в нескольких «смысловых плоскостях». При этом между образными могут складываться сложные отношения. Эти отношения могут быть амбивалентными, взаимоисключающими, могут одновременно действовать силы притяжения и отталкивания, но только с позиции логического анализа.

Реальность оказывается слишком сложна и многозначна, чтобы быть полностью осознанной, усвоенной с помощью логико-знакового мышления. Она слишком мало поддается структурированию, чтобы соответствовать «прокрустову ложу» этого мышления. Однако осознаваемое при этом не обязательно находится в непримиримых, антагонистических противоречиях с бессознательным.

Например, шахматист, приступая к решению той или иной задачи, не перебирает все возможные варианты, а сразу останавливается на каком-то одном, который представляется ему наиболее перспективным, хотя он часто не может объяснить, почему так считает. В основе его выбора лежит целостное восприятие и оценка всей позиции, ее образ, включающий выделение ее более сильных и более слабых сторон. В какой степени этот субъективный образ соответствует объективному соотношению сил в позиции зависит от таланта и опыта шахматиста: но сам образ существует, хотя и не осознается. (Имеется в виду, конечно, не формальное расположение фигур, а все многообразие их возможных взаимодействий).

Образы в невербальном мышлении – предыдущая | следующая – Мышление и творчество

Поисковая активность и адаптация. Содержание