Яндекс.Метрика

9.2. Нарушение процесса решения задач у больных

***

Краткий анализ психологической структуры интеллектуального акта, строения самой арифметической задачи, а также выяснение роли и уточнение значения вербальной формы, в которой выступает текст арифметической задачи в процессе ее решения, показывает, что интеллектуальный акт может оказаться нарушенным как при поражении лобных долей мозга, так и при поражении теменно-затылочных его отделов. Однако это нарушение носит различный характер. В случае поражения лобных долей мозга нарушение решения арифметических задач выступает в связи с первичным нарушением ориентировочно-исследовательской деятельности, включающей процессы выделения существенного и отвлечения от несущественных элементов условия задачи, процессы сравнения, обобщения и абстракции. Все это отражается на нарушении процесса планирования деятельности, на умении создавать общую схему решения. Всякая целенаправленная деятельность сопровождается и завершается контролем, который также оказывается нарушенным у этой группы больных.

Нарушения процесса решения задач при поражении теменно-затылочных отделов мозга являются следствием нарушения выполнения конкретных операций (декодирование логико-грамматической структуры условия задачи, нахождение нужных математических отношений между совокупностями, выполнение вычислительных операций).

9.2. Нарушение процесса решения задач у больныхс поражением теменно-затылочных отделов мозга

При поражении теменно-затылочных отделов возникает нарушение возможности объединения поступающих раздражителей в симультанные группы и анализа входящих в эти группы компонентов {Лурия, 1969). Это может проявляться и в нарушении сложных форм мнестических и речевых процессов, что приводит к известной в клинике мозговых поражений семантической афазии, акалькулии и др., преимущественно возникающим на основе нарушения пространственного восприятия. Естественно, что интеллектуальная деятельность, требующая симультанных (пространственных) форм анализа и синтеза получаемой информации, не может не пострадать при поражении этих участков мозга. Больные этой группы обнаруживают сохранность направленной на известную цель деятельности, они активны, внимательны в процессе решения задачи, способны тормозить импульсивные попытки и на основе предварительного анализа создать общий план решения задачи, осуществлять контроль за своими действиями и критически оценивать ошибки. Однако одного понимания необходимости ориентировки в условии задачи оказывается недостаточно, необходимы еще и умения (навыки) анализировать условие задачи. Именно поэтому больные, столкнувшись с необходимостью анализа условия задачи (и прежде всего его грамматического строения), сразу же обнаруживали дефекты, мешающие пониманию и усвоению условия и по этой причине — решению задачи. Поэтому решение арифметической задачи начинается у них с анализа грамматического строения ее условия. Больные пытаются разобраться в сложных для них логико-грамматических формулировках, чтобы раскрыть содержание задачи, уловить ее смысл. В силу отмеченных дефектов эти больные при всем своем активном отношении к анализу задачи нередко не могут получить полную информацию, которую несет текст задачи, и нередко до них доходят лишь отдельные фрагменты этого содержания. Поскольку у этих больных в первую очередь и наиболее отчетливо страдает понимание таких грамматических конструкций, как сравнительные, атрибутивные, предложные конструкции творительного падежа, естественно, что встречающиеся в тексте обороты типа «отец старше сына», «тень длиннее карандаша», «за проданный товар за один день магазин получил Хруб.» и т. д. представляют для них большую (часто непреодолимую) трудность и требуют специальной осознанной работы по распознаванию их значений. Проделав нужные операции, связанные с декодированием смысла задачи, и приступая к последовательному решению задачи, требующему записи конкретных операций, больные испытывают новые трудности, лежащие уже на пути перешифровки логического плана решения задачи в математические отношения и нахождения нужных арифметических операций. Эти дефекты и являются центральным механизмом нарушения интеллектуального акта при поражении теменно-затылочных областей мозга.

Подобные дефекты, лежащие в операционной части интеллектуального акта, и являются центральными в нарушении мыслительной деятельности больных с теменно-затылочными поражениями головного мозга.

Если больным удается самостоятельно (или при помощи педагога, нейропсихолога, логопеда) найти нужные арифметические операции, предварительно расшифровав грамматические формулировки задачи, они успешно решают задачу, обнаруживая при этом в течение всего длительного процесса поисков решения полную сохранность внимания, его устойчивости, избирательности в действиях и контролирующей функции интеллектуального акта. Эти дефекты протекают, как правило, в синдроме семантической афазии и нарушения пространственного гнозиса.

Приведем пример нарушения протекания интеллектуального акта у больных этой группы. Трудности начинаются у них уже с повторения условия задачи из-за дефектов понимания ее грамматического строения. Однако, несмотря на речевые трудности, обнаруживающиеся как в восприятии, так и в воспроизводстве текста задачи, ее конечный вопрос этими больными всегда понимался и усваивался в первую очередь. Больные не всегда сразу могли связать его с условием задачи, ввести его в общую логическую схему, которую они еще не могли вскрыть, но они никогда не «теряли» вопрос задачи при попытках повторения ее условия, не подменяли его другим вопросом.

Больной Б. (ист. б. № 34965), 40 лет, образование высшее, перенес нарушение кровообращения в системе левой средней мозговой артерии. К моменту обучения у него отмечались остаточные явления семантической афазии, дефекты оптико- и соматопространст-венного восприятия.

Больному зачитывается задача: «От карандаша длиной в 16 см падает тень на 48 см длиннее карандаша. Во сколько раз тень длиннее карандаша?» Многократные попытки больного повторить задачу оказались безуспешными: «Карандаш и тень… длин-нее…длиннее… вот опять штука — длиннее… что такое длиннее…? Как это понять? Не понимаю, что делать» (больной отказывается от повторения задачи, просит дать ему текст задачи для самостоятельного прочтения). Задачу больной читает вслух, очень медленно, задумываясь почти над каждым словом. Отдельные обороты повторяет много раз.

9.1. Структура интеллектуальной деятельности – предыдущая  | следующая –  9.2. Нарушение процесса решения задач у больных (продолжение)

Содержание. Нейропсихологическиая реабилитация больных. Речь и интеллектуальная деятельность.