Яндекс.Метрика

11.2. Нарушение и восстановление конструктивной деятельности при поражении теменно-затылочных отделов коры левого полушария мозга

Основные трудности в решении конструктивной задачи начинаются у них при переходе к непосредственному операционному построению фигуры, т. е. к тому этапу, который требует правильной ориентировки отдельных элементов конструкции в пространстве.

Как показали исследования, у больных этой группы сохранна почти вся структура интеллектуального акта — ориентировочная основа действия, умение удерживать конечную цель и создавать общую схему построения, — она формируется у больного на основе данных, полученных путем активного анализа образца; у них сохраняется и контроль за своими действиями. Несмотря на такую сохранность структуры интеллектуальной деятельности, задача обычно решается этими больными плохо. Ни один из них в эксперименте не решил ни одной, даже простой, конструктивной задачи. Больные могли решать лишь самые простые задачи, не требующие перешифровки непосредственно воспринимаемых структур образца на единицы конструкции.

Центральный дефект конструктивной деятельности этих больных связан с нарушением умения ориентировать элементы конструкции в пространстве соответственно данному образцу. Именно в связи с этим дефектом больные данной группы часто не могли соотнести выполненную фигуру (или часть ее) с данным образцом и соответственно оценить ошибку. Эта несостоятельность больных осознавалась и критически оценивалась ими.

Характерно, что деятельность этих больных всегда начиналась с активного прослушивания инструкции. Внимательно прослушав и уточнив инструкцию, они сразу же приступали к работе. Они внимательно рассматривали кубики, затем анализировали образен, пытаясь подсчитать количество элементов-квадратов на образце. Они нередко ошибались в подсчете, тогда им давался облегченный вариант того же образца, на котором были обозначены контуры тех кубиков, из которых надо было строить конструкцию. Ошибки этих больных возникали из-за дефектов оптико-пространственного восприятия (рис. 16). Характерно то, что однажды показанный образец, на котором были нанесены границы кубиков который исключал трудности количественного анализа элементов, требуемых для решения задачи, оказал значительную помощь и больные начинали выкладывать нужное количество кубиков. Сверив количество квадратов на образце и количество кубиков на столе, больные приступали к построению фигуры. Однако трудности начинались в звене конкретных операций с кубиками. Судя по высказываниям этих больных, они отчетливо представляли себе общий план построения фигуры. На вопрос экспериментатора: «С чего вы начнете строить фигуру?» — больные правильно отвечали: «Вот 9 кубиков… а тут (показывает на образец) тоже 9 … синего цвета и желтого… Строить как буду… вот отсюда» (показывает на верхний ряд)». — «Сверху?» — «Да, да, сверху». — «Какая фигура в первом ряду?» — «Не знаю, как она называется… что-то вроде трапеции» (больной Ж., 60 лет).

Однако, начиная строить фигуру, эта группа больных не могла найти нужных направлений кубиков в пространстве и соотнести пространственное расположение кубиков, находящихся на столе, с пространственным расположением квадратов на образце. Попытки сличения построенной фигуры с образцом не приводили к успеху. Больные огорчались, нередко отказывались от дальнейших попыток, говорили, что никакие сообразят, как делать. («Никак не соображу, чего-то я тут не понимаю, не понимаю вообще, как тут все это сделать…») Больные часто сами искали пути возможной компенсации своих трудностей. На первых занятиях, когда все попытки построить фигуру оказывались тщетными, некоторые больные прибегали к следующему приему. Они брали кубик и ставили его непосредственно на образец, после чего кубик осторожно переносился на стол, а затем следующий кубик ставился на следующий квадрат образца и так же осторожно подстраивался в ряд к первому кубику и т. д. Сумев самостоятельно преодолеть основной дефект, связанный с операционным звеном, путем непосредственного прилаживания кубика к образцу, больные могли построить фигуру. Этот факт несомненно свидетельствует о том, что конструктивная деятельность у этой группы больных была нарушена только в операционном звене.

Приведем выписку из протокола эксперимента, иллюстрирующую вышеизложенные соображения.

Процесс решения конструктивных задач по методике Кооса, описанный в данном случае, характерен для всех больных с поражением теменно-затылочных отделов мозга. В наших опытах приняли участие более 70 больных. В литературных данных отмечаются те же дефекты (С. Г. Гаджиев, 1966). Наблюдаемые у отдельных больных варианты решения принципиально не отличаются друг от друга. Они всегда сводятся к затруднениям в анализе требуемых пространственных соотношений, и отличие одних больных от других внутри этой группы касалось лишь степени выраженности, грубости дефектов пространственного гнозиса.

Таким образом, центральным дефектом нарушения конструктивной деятельности у этой группы больных является нарушение пространственного восприятия. Задачей восстановительного обучения и является преодоление этих дефектов с целью восстановления конструктивной деятельности. Работа по восстановлению конструктивной деятельности начинается с восстановления пространственного гнозиса, что и составляет задачу первой стадии обучения. Для этого применяются методы, описанные в подразделе, посвященном семантической афазии.

На следующей — второй — стадии обучения переходят к восстановлению непосредственно конструктивной деятельности путем преодоления дефектов оптико-пространственного восприятия. Наиболее эффективным здесь является программированное обучение больных, которым предлагается программа, состоящая из серии последовательных операций. Эта серия операций представляет собой программу действий больного по решению конструктивной задачи. Эта программа представляет материализованную форму действий, которая формируется на ее основе. Методика направлена лишь на преодоление трудностей в процессе пространственной ориентировки.

 

Глава 11. нарушение и восстановление конструктивной деятельности – предыдущая  | следующая –  11.2. Нарушение и восстановление конструктивной деятельности при поражении теменно-затылочных отделов коры левого полушария мозга (продолжение)

Содержание. Нейропсихологическиая реабилитация больных. Речь и интеллектуальная деятельность.