Яндекс.Метрика

Раздел I. Глава 1 (Методологические предпосылки локализиции ВПФ-2)

Положение об «экстракортикальном» принципе организации мозга человека (закон перехода функции извне вовнутрь, или закон вращивания по Л. С. Выготскому). Согласно этому закону механиз­мы работы мозга человека формируются в ходе деятельности ребенка во внешнем мире, связанной с использованием орудий труда, предме­тов, знаков, речи. В своем определении ВПФ, подчеркивая источник их происхождения, Л. С. Выготский пишет:

«ВПФ… не возникает как прямое продолжение элементарных процессов, но является социальным способом поведения, примененным к са­мому себе» (Выготский Л. С., 1986. – Т. 6. – С. 81).

В процессе овладения различными формами социального поведе­ния между элементарными (сенсорными, моторными) функциями возникают специфические взаимодействия, «сложные сплетения», что приводит к формированию в мозге нервных механизмов или специ­фических «межфункциональных» отношений, «функциональных ор­ганов» (А. Н. Леонтьев), на основе которых строятся высшие формы психической деятельности.

Психические функциональные системы также не появляются в готовом виде к рождению ребенка, а формируются в онтогенезе «в про­цессе общения и предметной деятельности ребенка» (Лурия А. Р., 1969. — С. 34). Высшие формы сознательной деятельности всегда опираются на внешние средства, которые являются продуктом об- щественно-исторического развития. Овладение этими средствами и образование функциональной связи между отдельными участка­ми мозга выступают как взаимосвязанные процессы. Те участки, ко­торые раньше работали самостоятельно (например, обеспечивали восприятие), становятся звеньями единой функциональной систе­мы (например, восприятие — речь — вербальное мышление). В этом выражается экстракортикальный принцип формирования механизмов работы мозга и структуры ВПФ, обусловленного опорой на внешние средства (Л. С. Выготский).

П. Я. Гальперин впоследствии сформулировал основные принципы формирования ВПФ в теории поэтапного формирования умственных действий (Гальперин П. Я., 1966).

Это положение объясняет источник, а также условия формирова­ния высших психических функций и приводит к ряду следствий:

•   формирование функций мозга, различных его отделов и психическое развитие тесно взаимосвязаны и диктуются теми форма­ми социального поведения, которые осуществляются ребенком в его совместной деятельности со взрослым человеком. Другими словами, мозг подстраивается под окружающие условия, среда заставляет мозг развиваться и перестраиваться определенным образом в соответствии с ее требованиями;

•     созревание мозга связано с подготовкой базы, материальной ос­новы для психического развития и выступает необходимым, но недостаточным условием для психического развития;

•     средовые (в том числе социальные) воздействия — необходимое условие формирования мозговых механизмов, придающее их ра­боте новое качество — качество психического.

Положение о специфике последствий повреждения мозга у ребенка и у взрослого. Согласно этому положению повреждение мозга у ребенка приводит к недоразвитию высших, у взрослого — к нарушению иерархи­чески более низких, элементарных уровней психических функций.

В соответствии с тезисом Л. С. Выготского при возникновении патологических процессов в первую очередь страдает связь элементар­ных и высших психических (натуральных и символических) функций. Это приводит к тому, что элементарные процессы начинают действо­вать как самостоятельные психологические структуры, что вызывает возвращение к примитивным формам отображения в поведении.

Нарушение работы нервной системы у ребенка приводит либо к невозможности формирования новообразований, связанных с очередным этапом возрастного развития (остановка развития), либо к формиро­ванию патологических новообразований, не соответствующих нор­мальному развитию (аномальное развитие).

У взрослого структура ВПФ сформирована, и это приводит к на­рушению только отдельных ее составляющих. Например, зрительная пространственная агнозия у взрослого не приводит к распаду общих представлений о часах, времени, но создает дефицит возможностей правильно определить с помощью стрелок время на предъявляемом циферблате.

Поскольку связи между различными элементами психологических систем на разных этапах онтогенеза носят качественно различный ха­рактер, то это положение позволяет предположить, к каким послед­ствиям приведет повреждение мозга в детском возрасте:

•     закономерная смена иерархии связей между элементами в систе­мах и между системами, происходящая при переходе от одного этапа развития к другому, становится невозможной или осуще­ствляется на иной компенсаторной основе;

•     новообразования, возникающие после повреждения мозга, будут отличаться от новообразований, формирующихся у нормально развивающихся детей.

В физиологии и неврологии системный подход к анализу взаимодей­ствия нейрофизиологических процессов и психических функций бе­рет начало в трудах И. М. Сеченова, И. П. Павлова, Н. Е. Введенско­го, А. А. Ухтомского, ставших основателями системной физиологии. Основные принципы этого подхода — органическое единство психи­ческого и физиологического, первичность физиологического по отно­шению к психическому (Афанасьев В. Г., 1986).

Эти идеи впоследствии получили свое развитие в работах П. К. Ано­хина, А. Р. Лурия, Н. А. Бернштейна, Н. П. Бехтеревой, О. С. Адриано- ва и др., которые в качестве одного из важнейших методологических инструментов, позволяющих описать взаимодействие психического и физиологического, рассматривали функциональную систему.

Целый ряд идей, разработанных в рамках системной физиологии, позволил дать обоснование морфологической и физиологичес­кой (мозговой) основы психических функций.

Принцип динамической мозговой локализации. Этот принцип был сформулирован в работах А. А. Ухтомского, И. П. Павлова. Согласно ему психической функции должен соответствовать не один фиксиро­ванный центр возбуждения в коре, а динамическая система, работаю­щая на основе объединения структурных (мозговых) элементов, то есть динамическая система пространственно разнесенных элементов. Такой подход отвергал возможность нахождения психической функ­ции в одном месте коры и указывал на сложный системный состав мозговых зон, обеспечивающих психические функции, а также на ди­намический характер их взаимодействия.

Впоследствии этот принцип нашел подтверждение в работах Н. П. Бех­теревой (1980) и ее сотрудников, которые с помощью метода регистра­ции нейронной активности мозга показали, что сложные формы психи­ческой деятельности обеспечиваются взаимодействием различных зон мозга, объединяющихся в единую систему. В системах же имеются «жесткие» звенья, которые всегда включаются в работу при осуществ­лении конкретного вида деятельности и образуют необходимый « каркас» той или иной психической функции. Ряд зон мозга — «гибкие» звенья — могут входить или не входить в систему в зависимости от условий, в которых осуществляется психическая функция, обеспечи­вая тем самым вариативность ее реализации.

Рассмотренный принцип позволил прийти к выводу: мозговое обеспечение психических функций должно представлять собой дина­мическую систему центров возбуждения в коре головного мозга.

 

методологические предпосылки – предыдущая | следующая – методологические предпосылки-3

Оглавление – Мекадзе Ю. В. Нейропсихология детского возраста

Консультация психолога детям, подросткам и взрослым