Яндекс.Метрика

Глава 10. Симптоматические методы и патогенетическая система психотерапии и психокоррекции (продолжение)

Поведенческая терапия. В последние десятилетия за рубежом приобретает большую популярность метод так называемой пове­денческой терапии. Ее создатели J. Volpe (1956) и Н. J. Eysenk (1959) исходят из теорий бихевиоризма, механистически воспри­нявших павловское учение об условных рефлексах, отрицающих роль сознания в формировании поведения людей и трактующих его также, как и поведение животных. Терапевты поведения на­чали с решительного отказа от психоанализа и вообще любых видов психотерапии. Они рассматривают неврозы человека, ано­малии личности и ряд других патологических расстройств как выражение выработанных в онтогенезе по условно-рефлектор­ному механизму привычек к неадаптивному поведению, в раз­витии которого активность сознания якобы не играет существен­ной роли. В соответствии с этим выяснение сложных психических причин таких заболеваний считается излишним. Главная цель поведенческого лечения состоит в устранении симптомов посред­ством угашепия их условно-рефлекторными воздействиями. Правда, современные представители этого направления стали признавать важность выяснения черт личности больного, игра­ющих роль в развитии патологических расстройств, но ограни­чиваются лишь переобусловливанием внешних раздражителей, поддерживающих эти расстройства. Разумеется, условные связи лежат в основе многих нормальных и патологических процессов, протекающих в организме, и на них можно влиять посредством условно-рефлекторных воздействий. Это было показано не только работами павловской школы, но и исследованиями зару­бежных специалистов.

Американский психолог-бихевиорист N. Е. Miller (1969) ис­пользовал метод условных рефлексов для обучения животных, чаще крыс, «управлению» своими вегетативными функциями. Например, для выработки у них тахикардии каждый раз при случайном учащении пульса производилось через вживленные в мозг электроды подкрепление мозгового центра удовольствия, а при урежении пульса — подкрепление так называемого центра «наказания», что вызывало неприятные ощущения. В результате и после прекращения таких раздражений у животных сохра­нялся учащенный пульс. Что касается человека, то автор в сов­местной работе с J. Dollard (1950) хотя и отмечает влияние со­циальных условий на его развитие, но объясняет их действие таким же механизмом, как и научение крыс в эксперименталь­ном лабиринте. Установлено, что и человека можно обучить ре­гуляции некоторых физиологических процессов и без вживления электродов. Так, когда у больного гипертонической болезнью временно снижалось артериальное давление, применялось поло­жительное подкрепление в виде похвалы врача или других при­ятных для пациента воздействий. Таким образом, сниженное давление становилось более длительным. Подобным же образом добивались сокращения у больных частоты пульса при тахикар­дии. Особый интерес представляют опыты такого рода по обуче­нию человека изменять биоэлектрическую активность своего мозга (электроэнцефалограмму). Обучаемые люди не могут объяснить, каким образом происходит изменение той или иной функции их организма. Это так называемое «висцеральное» обу­чение остается неосознаваемым, если врач или исследователь не разъясняет его механизм. Естественно, что для закрепления на длительное время достигнутого положительного изменения того или иного процесса или функции необходимо в последую­щем периодически повторять условно-рефлекторные воздействия во избежание угасания выработанного рефлекса. Вместе с тем оказалось, что с помощью условно-рефлекторных воздействий можно изменять отдельные симптомы и физиологические про­цессы, но не излечить болезнь, развивающуюся по более слож­ным механизмам, нежели обыкновенный условный рефлекс. Этого, однако, не учитывают бихевиористы и их последователи — терапевты поведения. Между тем и И. П. Павлов, и В. М. Бех­терев в свое время возражали против абсолютизации роли ус­ловных рефлексов. И. П. Павлов (1935) указывал, что в основе психической деятельности человека лежат более сложные ас­социативные связи —-«другой вид ассоциаций, имеющий, может быть, не меньшее, а скорее большее значение, чем условные рефлексы»[1], и заявлял, что психику человека «прежде всего важно понять психологически, а потом уже переводить на фи­зиологический язык». В. М. Бехтерев (1925), впервые предло­живший сочетательно (условно) рефлекторную терапию, отме­чал ее «механизированный характер» и потому рекомендовал дополнять ее разъяснительной психотерапией, действующей на личность больного. В связи с этим свой метод он назвал также «психорефлекторной терапией». Но известный необихевиорист В. F. Skinner (1972)[2], на идеи которого ориентируются многие нынешние терапевты поведения, не пользуется понятием лич­ности, определяя «Я» как «репертуар поведения, адекватного набору условных связей». Он полагает, что «почти все, кто за­нимается человеческими проблемами», включая психотерапев­тов, якобы «продолжают говорить о поведении человека на до­научном уровне».

________________________ 


[1] Павловские среды, стенограммы 1935—1936 гг.— М.: Изд. АН СССР, 1949, т. 3, с. 262.

[2] Skinner В. F. Beyond Freedom and Dignity;— N. Y.: Alfred & Knonf, 1972, p. 255.

 

аутогенная тренировка – предыдущая | следующая – оперантное подкрепление

Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Содержание