Яндекс.Метрика

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

1.8. Манипулятивная структура общения при пограничных расстройствах

Гипотеза о стиле общения как “макроединице” анализа мотивационно-детерминированного общения легла в основу экспериментального изучения нарушения супружеского взаимодействия при неврозах (Соколова Е.Т., 1989). Эти исследования опирались на методологию, последовательно развитую в трудах Б.В.Зейгарник (1971, 1979), отмечавшей, что болезненные изменения любой деятельности неразрывно связаны с изменением личностных установок и мотивов человека. Добавим также, что личностный подход плодотворно развивался на основе идей В.Н.Мясищева (1960, 1970), ленинградской школы семейных исследований и психотерапии (Воловик В.М., Мишина Т.М., Захаров А.И. и др.). В.Н.Мясищев подчеркивал взаимосвязь и взаимообусловленность трех звеньев процесса общения: собственно общения, отношения и обращения как способов поведения общающихся. В зависимости от целей и мотивов общения актуализируется и определенный стиль общения в виде инструментального арсенала навыков, стереотипов, умений — вербальных и экспрессивных. В свою очередь стиль обращения оказывает влияние на отношенческую составляющую общения, порождая определенные эмоциональные переживания у партнеров по общению.

Остановимся на нескольких положениях транзактного анализа общения, в целом достаточно представленного в отечественной психологической литературе. Термин “транзакция” иногда связывается исключительно с именами Э.Берна и Ч.Харриса, однако первоначально он был введен рядом авторов (Килпатрик Ф., Первин Л.) для обозначения принципиально и качественно новой методологии, предполагающей анализ всех видов психической и поведенческой активности человека в активной (в противовес реактивной) теоретической парадигме. Доказавший свою продуктивность в известных исследованиях селективности восприятия, этот методологический принцип затем был внесен в область психологии общения.

Условно можно выделить несколько направлений в рамках транзактного подхода, в разной мере акцентирующих влияние личностно-мотивационных детерминант на структуру и содержание общения. Сциентистский подход представлен исследователями так называемой школы Пало Альто. Несмотря на то, что термин “транзакция” не обязательно использовался авторами, в процессе общения ими выделялся прежде всего момент активности субъекта, не просто пассивно и механически реагирующего на поступки партнера по общению, но действующего в соответствии с собственными потребностями, а также с намерением вызвать в партнере определенное эмоциональное состояние и ответное действие, необходимое самому субъекту. К этой школе принадлежат Дж. Батесон, Д.Джексон, Д.Галей, И.Бивин, Дж.Слуцки и др. (иногда их называют системными пуристами).

С точки зрения авторов, базовой, конституирующей и придающей общению ту или иную структуру является потребность в контроле (“доминировании или подчинении”). С формальной точки зрения, общение состоит из “единиц”, представляющих собой отношение между двумя следующими одно за другим “посланиями”. Так, в речевом общении субъектов А и В единицами будут: А1В1, В1А2, А2В2. Это отношение может быть отношением симметрии либо комплементарности. Комплементарные отношения между партнерами предполагают функциональное неравенство общающихся: один доминирует — другой подчиняется. Например, при комплементарных отношениях: один из партнеров инструктирует — другой действует в соответствии с инструкцией; один спрашивает — другой отвечает; один настаивает — другой соглашается. Симметричные отношения бывают трех видов: “состязательная” симметрия (ни один из партнеров не хочет подчиниться, у обоих выражена потребность в доминировании), симметрия “подчинения” (ни один из партнеров не хочет доминировать, у обоих выражена потребность в подчинении), и “эквивалентная” симметрия, когда каждая единица общения детерминирована взаимной потребностью в контроле.

Таким образом, одно из значений термина “транзакция” заключается в следующем: транзакция, или отношение (симметричности, комплементарности) между двумя следующими одно за другим посланиями, есть наименьшая единица анализа общения, детерминированного возможными сочетаниями потребностей в “доминировании” — “подчинении” у вступивших в Него субъектов. Транзактное поведение понимается здесь в самом широком смысле слова — как общение, за которым стоит жестко фиксированная ролевая структура коммуникации.

В узком смысле слова “транзакция” синонимична “маневру” как элементу скрыто манипулятивного общения. Добиваться от партнера действия, которое необходимо тебе самому, Можно в “лоб”, например, многократно отказываясь подчиниться, если не хочешь быть “ведомым”, — авось, измотанный партнер и уступит. Но такой путь явно тяжел, победа маловероятна. Есть другой способ — поставить партнера в такие условия когда он просто не сможет вести себя иначе, чем так, как это вам “выгодно”, причем у него остается впечатление, что он действует по “своей воле”, а не вынужденно. Например, в случае с “доминированием — подчинением” тот, кто не хочет быть “ведомым”, может: показать, что он “подчиняется”, отдает функции “ведущего” партнеру “добровольно”; обратиться к партнеру за “советом”, “инструкцией” и т.д., — как поступить в определенной ситуации? При этом “проблемная ситуация” задается так, что партнер (как “ведущий”, который должен все знать и уметь) наверняка с ней не справится, не сможет найти решение, “оконфузится”, убедится в собственной недееспособности”. Партнер, сам понявший, что “ведущим” быть не может, “добровольно” снимет с себя полномочия.

Итак, тот, кто очень хотел “доминировать”, получает возможность удовлетворить свою потребность. Поведение человека, инициировавшего такое “развитие событий”, и было транзактным в “узком” смысле, т.е. “дальновидным”, “предвосхищающим”. Такого понимания “транзактного поведения” придерживаются представители клинико-психотерапевтическо-го направления транзактного подхода (Лэйнг Р., Стерлин X., Берн Э.).

Э.Берн (1964) термин “транзакция” использует во всем многообразии его значений. Это и общий подход, “широкое” понимание общения как взаимодействия субъектов, руководствующихся собственными потребностями; это и “маневры”, совершаемые участниками общения; в некоторых случаях “транзакция” есть “единица анализа” общения, принимающая форму “игры”, в которой повторяется одна и та же комбинация ходов. В зависимости от природы и потребностей и эмоций, регулирующих процесс общения, различаются позиции или состояния, подструктуры личности: Ребенок, Родитель, Взрослый. По специфическим лексическим оборотам, а также невербальному контексту диагностируется актуальная, вступающая в общение “здесь и теперь” позиция общающегося.

Большинство игр имплицитно содержит внутриличност-ный конфликт партнеров, потенциально они — разрушители истинных, искренних взаимоотношений. В то же время, как и все механизмы психологической защиты, игры выполняют адаптивную функцию, они позволяют на какое-то время погасить конфликт, сохранить и стабилизировать межличностные отношения, не допуская до осознания истинных мотивации игрового общения.

Все игры взрослых, как известно, ведут свое происхождение от простой детской игры: “А у меня лучше…”. Когда ребенок говорит: “А у меня лучше, чем у тебя”, в действительности он пытается справиться с прямо противоположным чувством: “У меня все не так хорошо, как у тебя”. “Игровая” мотивация является, таким образом, эгоцентрической по своей направленности и “внешней” по природе, ибо побудители общения лежат вне самого процесса общения. В игровом общении партнеры принимают лишь те личностные качества друг друга, которые “подходят”, необходимы им для той или иной роли; такое общение жестко ограничивает и контролирует спектр личностных и поведенческих проявлений партнеров, лишая общение спонтанности, а его участников — самоактуализации.

Символическое значение пищи – предыдущая | следующая – Супружеское общение

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при проблемах в общении