Яндекс.Метрика

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

Наша точка зрения, достаточно ясно представленная в публикациях и при интерпретации эмпирического материала, заключается в психологическом анализе феноменов искажения самосознания как продуктов системного аффективно-когнитивного взаимодействия. Здесь мы в значительной мере развиваем применительно к изучению самосознания идеи К.Левина и Л.С.Выготского о системном строении высших психических функций. Указывая на необходимость учета характера связи аффекта и интеллекта как критерия развития, Л.С.Выготский высказывает мысль о том, что этот критерий может быть применен как к оценке уровня индивидуального личностного развития, так и к объяснению механизма развития аномалий личности. “В определенном смысле, — пишет он, — существует функциональная эквивалентность между высокой степенью дифференцированности личности и большей подвижностью личности в отношении определенных ситуаций и задач”1. По-видимому, именно в те годы впервые в отечественной психологии столь отчетливо прозвучала мысль о системно-структурной организации психического функционирования, определяемой через степень дифференциации, автономности и взаимоопосредования аффективных и когнитивных процессов.

В личностной парадигме исследования самосознания методология аффективно-когнитивных взаимодействий является ведущей и определяет как построение частных экспериментальных исследований, так и психологическую интерпретацию выявляемых феноменов, условия и механизмы их порождения. Центральной объяснительной категорией в этих исследованиях выступает стиль личности, рассматриваемый в качестве структурно-процессуальной характеристики уровня индивидуального личностного развития, в основе которого лежит определенный принцип организации аффективно-когнитивных взаимодействий. В самом общем виде стиль может быть определен как систематически организованный, относительно стабильный на значительных отрезках жизни, индивидуально очерченный у каждого человека паттерн взаимодействия обобщенных и генерализованных стратегий конструирования субъективно-пристрастной картины мира и образа Я. В качестве его операционального референта в конкретных экспериментальных исследованиях используется более узкое понятие — “когнитивный стиль”, изучаются параметры когнитивного стиля — мера когнитивной дифференцированности и полезависимости2 (Соколова Е.Т., 1971, 1973, 1976, 1977, 1978, 1980, 1989; 1991; Соколова Е.Т., Федотова Е.О., 1982, 1983, 1986; Соколова Е.Т. в соавт. с Коркиной М.В., Дорожевцом А.Н., Каревой М.А., Цивилько М.А. и другие, 1986).

Проведенный в наших работах развернутый критический анализ эмпирических и теоретических исследований по проблематике стиля обнаруживает довольно серьезные противоречия в подходах, теоретических парадигмах и направлениях его изучения. Во-первых, выделяются два существенно отличных методологических подхода: гуманитарный и эмпирически ориентированный, каждый из которых в свою очередь объединяет разнородные и разноуровневые концепции. В основе развиваемого нами подхода лежит принцип системности, целостности, диалектического единства “содержания” и “формы”. Личностный стиль в качестве своей формально-динамической характеристики подразумевает: а) дифференциацию и специализацию любых психических структур и форм психического функционирования, в том числе и самосознания; б) наличие ясно очерченной сети связей, взаимодействий между различными “подсистемами” (потребностями и мотивами, познавательными и аффективными процессами, частными образами Я и самооценками и т.д.), обеспечивающими интеграцию всех “образующих” личности в относительно стабильную и способную к саморазвитию структуру.

Содержательные аспекты личности выражаются в стиле так же, как понятия — в языке, раскрываясь во взаимодействии структурных и динамических его особенностей. Стиль интенционален и внутренне связан с интимным миром отношений личности, он развивается и отражает уровень развития Я, качественное своеобразие индивидуального жизненного пути, способа ее самореализации3.

Введением в эмпирические исследования категории “стиль” мы получаем возможность изучения исторической и системной детерминации феноменов пограничного самосознания, развития их в актуалгенезе. Поясним сказанное. Исследуемые методом “среза” психопатологические феномены содержат в снятом виде следы двух видов детерминации: историческая (генетическая) причинность обнаруживает себя как “эхо” прошлых событий или воспоминаний о них, в качестве их “меток”, как кристаллизации прошлого (бывшего “там и тогда”) в структуре актуального, “здесь и теперь” существующего; что касается системной причинности, то ее следы прослеживаются в синдромном характере аномального явления. Подобное понимание причинности, утвердившееся в психологии благодаря идеям Л.С.Выготского, Б.В.Зейгарник, К.Левина, лежит, в частности, в основе патопсихологического эксперимента, позволяющего интерпретировать данные патопсихологических диагностических проб в качестве целостных системных характеристик психической деятельности и одновременно как продукт их формирования в искаженных болезнью условиях жизнедеятельности, как новообразования личности (Соколова Е.Т., 1986).

1 Выготский Л.С. Собр. соч. М., 1983. Т.5. С.241.

2 В последние годы в отечественной и зарубежной психологии проблематика стиля становится все более популярной и имеет достаточно солидное обоснование в признании индивидуально-типологического своеобразия и целостности личности в процессах ее жизнедеятельности (Ананьев Б.Г., Бодалев А.А., Гуревич К.М., Егорова М.С., Ольшанникова А.Е., Палей А.И. и др.; Бек А., Бертчнелл, Биери Дж., Виткин Г., Гарднер Р., Келли Дж., Клейн Дж., Оллпорт Г., Роттер Дж., Селигман М., Уилкинсон И. и др.).

3 В этом смысле стиль для психолога-исследователя является тем же самым, чем отпечаток пальца для криминалиста — так Г.Роршах разработал свою систему понимания душевного мира человека через анализ формально-структурных параметров “мира” моторно-перцептивных образов.

Методологическая парадигма исследования – предыдущая | следующая – Модель пограничного самосознания

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях