Яндекс.Метрика

Введение (продолжение)

В нашем понимании в задачу медицинской психологии входят:  изучение психических факторов, влияющих на развитие болезней, их профилактику и лечение; изучение влияния тех или иных болезней на психику; изучение психических проявле­нии различных болезней в их динамике; изучение характера от­ношений больного человека с окружающей его микросредой.

Медицинская психология неразрывно связана с психотера­пией. Здесь опять-таки имеет место довольно странная ситуа­ция. Многие врачи как у нас в стране, так и за рубежом отказывают психологам в праве заниматься психотерапией на том основанииии, что к лечебной деятельности может быть допущено только лицо, имеющее диплом врача. Подобное положение за­фиксировано в законодательстве многих стран. Но ведь «участие в лечебной деятельности» можно трактовать по-разному. Конечно, и это не вызывает сомнений, общее руководство всей лечебпой программой должно находиться в руках лечащего врача, и он несет главную ответственность за судьбу больного. В то же же время ни у кого не вызывает возражений участие в лечебной работе, например, специалистов по лечебной физкультурe или логопедов, не являющихся, как известно, в массе своей врачами (они обычно выпускники институтов физкультуры, пединститутов, психологи). Но высокополезная деятельность этих коллег врачей пользуется признанием и имеет определенную автономию. Такой же автономией, и даже еще более выраженной, может и должен пользоваться также и медицинский психолог. Многолетний опыт работы психиатрических и неврологических клиник Института им. В. М. Бехтерева, некоторых других научных центров и практических лечебно-профилактических учреждений, а также сотрудничающих с институтом клиник социалистических стран (ГДР, ПНР, ЧССР) свидетельствует о большой пользе совместной работы врачей с психологами. Важно подчеркнуть, что вопрос о методах или стиле совместной («тандемной») работы врача и психолога очень сложен, их различные варианты до сих пор дискутируются в литературе всех развитых стран. Однако надо отметить, что общий магистральный путь развития медицинской психологии и практической деятельности медицинского психолога во всем мире направлен  на дальнейшее сближение его  работы с врачами и более активное участие в лечебном процессе. Об этом говорит, в частности, документ Рабочего совещания Комитета экспертов ВОЗ (Краков, 1973)[1], в котором отмечается, что в на­стоящее время «наблюдается тенденция к постепенному сдвигу от терапии, основанной на чисто индивидуальном подходе, к смешанной схеме, которая могла бы включать лечение, учи­тывающее влияние социального окружения в стационаре, раз­личные формы групповой активности, реабилитационные меро­приятия в коллективе, консультации по семейным вопросам, так, чтобы добиться изменений как в плане внутриличностном, так и в социальном окружении…».

Заметим, что врач и психолог не должны дублировать друг друга. У каждого из них свои задачи, хотя и направленные к единой цели — максимально возможному улучшению здо­ровья и благополучия больного (подробнее об этих задачах будет сказано в заключительной XIII главе нашей моногра­фии). Врач-соматолог, как известно, больше сосредоточен на патологии организма, хотя и ему, конечно, следует как можно больше уделять внимания также психике своего пациента. «Если больному после разговора с врачом не становится легче,— говорил В. М. Бехтерев,— значит, это не врач». Психо­лог же целиком занимается психикой больного. Необходимо усилить его внимание, особенно к психокоррекционной работе, опирающейся на личность больного, на сохранные ее сто­роны. Чем грубее выражена органическая патология, тем больше главенствует врач, чем она меньше — тем больше ав­тономия деятельности психолога (могут быть, конечно, и дру­гие ситуации—-например, в экспертной работе психолога или в специальной психотерапевтической работе врача). Психологу нечего делать, когда больной находится в коме или в состоя­нии резкого психомоторного возбуждения на почве галлюцинаторно-бредовых переживаний. Но там, где патология слабеет, отступает на задний план и выдвигается вперед «личностная окраска» того или иного расстройства, выступает в социальном смысле этого слова «судьба больного», будь это больной, пе­ренесший инфаркт миокарда, или больной на выходе из эндо­генной депрессии (не говоря уже о неврозах и других погра­ничных состояниях),— поле деятельности психолога расширя­ется, разумеется, при согласовании всех его действий с леча­щим врачом. В случае же наличия кризисной (стрессовой, фрустрирующей) ситуации у практически здорового человека роль психолога нередко становится доминирующей (космические по­леты, полярные экспедиции, дальние морские плавания, спорт, семейные проблемы и т. п.)[2]. Врач выступает здесь уже в основном качестве консультанта, причем во многих случаях со вершенно необходимого. Следует также учесть, что далеко не каждый здоровый человек охотно пойдет на консультацию к врачу (особенно к психиатру) по разным причинам, главным образом в силу тех или иных предубеждений.

_____________________________

[1] Роль психолога в службах охраны психического здоровья. Отчет о со­вещании рабочей группы. Краков, 8—11 мая 1973 г.—Копенгаген: ВОЗ, 1974 с. 15.

[2] Естественно, мы отдаем себе отчет, что описываемая картина деятельности медицинского  психолога носит в значительной степени  футурологический характер.   Психологов еще мало, качество их подготовки для подобной работы оставляет желать лучшего. Но все больше и больше становится примеров подобной специализации и дифференциации.

врач и психолог – предыдущая | следующая – терапия средой

Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Содержание