Яндекс.Метрика

Изменение значимости эмоциогенного раздражителя

Фактор, который приобрел значение эмоциогенного раздражителя, не остается неизменным. Некоторые изменения могут со временем происходить спонтанно. Другие являются результатом повторения связанных с данным фактором переживаний.

Со временем эмоциональные реакции могут либо усиливаться, либо ослабевать. Спонтанное увеличение эмоциональной реакции называется «эффектом инкубации».

Явление инкубации впервые систематически наблюдалось в экспериментах, проводившихся более 30 лет назад Дайвеном. Этот автор исследовал процесс выработки условных эмоциональных реакций на словесные раздражители, применив методику, какой позднее воспользовались Лейси и его сотрудники, и установил факт семантической генерализации. В его экспериментах был также получен еще один заслуживающий внимания факт, который обнаружился при повторении опытов. Так, с некоторыми испытуемыми второй эксперимент проводился сразу после первого, с остальными же его проводили через день или два. Оказалось, что сила эмоциональной реакции (по показателю кожно-гальванической реакции) на условный раздражитель (слово «овин») больше на следующий день, чем непосредственно после первого эксперимента. Иными словами, со временем эмоциональная реакция на словесный раздражитель увеличивалась (цит. по: White, 1956, с. 216). Подобные факты были получены Гаиттом в опытах на животных; он установил, что экспериментально вызванные нарушения в поведении собак не только не исчезали, но нередко на протяжении многих месяцев после завершения эксперимента углублялись и расширялись (цит. по: Dykman, 1965, с. 247).

Как видно, время не всегда «лучший лекарь»; со временем отрицательная эмоция может не только не ослабевать, но даже усиливаться.

Явление инкубации было обнаружено и в исследовании Марты Медник. Ее эксперимент существенно не отличался от эксперимента Дайвена. Оказалось, что у испытуемых через 24 часа после завершения процесса образования условных эмоциональных реакций отмечался более высокий уровень КГР, чем непосредственно поело эксперимента. Медник установила также, что через 24 часа быстрее происходит и процесс угасания (Mcdnick, 1957).

В повседневной жизни явление инкубации принимает форму «разочарования» в том, что причинило боль, страдание, вызвало страх и т. п. Такое отношение не только сохраняется, но со временем даже усиливается. Чтобы помешать этому, после негативного события следует как можно скорее повторить его снова, обеспечивая на этот раз уже благополучный исход. Однако с повторением связана другая опасность. Если повторение производится в условиях принуждения, может возникнуть эмоциональный конфликт, вызывающий еще большее усиление отрицательной эмоциональной реакции.

Причины и механизмы явления инкубации пока еще неизвестны. Возможно, здесь имеет место процесс, аналогичный циклу «утомление – отдых»: повторение подкрепляемого условного раздражителя приводит из-за утомления к ослаблению его действия (явление так называемого утешения с подкреплением; см. Mowrer, 1960, с. 427-428; Kendnck, 1958). После перерыва вследствие снятия утомления реакция возникает с новой силой. Подобное явление наблюдается в процессе интенсивного обучения навыку; после перерыва действие выполняется лучше, чем в конце процесса выработки навыка (см. Eysenck, 19bU). В пользу такого предположения говорит, в частности, тот факт, что в эксперименте Медник при последнем предъявлении раздражителя проводимость кожи была более низкой чем при предыдущих, то есть наблюдалось утомление (Mednick, 1957, с. 226)

Явление инкубации напоминает явление реминисценции (Hilgard, 1962, с. 293-294). Возможно, они имеют в своей основе сходный механизм.

Наряду с увеличением силы эмоциональной реакции то есть наряду с эффектом инкубации, с течением времени часто наблюдается ослабление силы реакции. Возникает вопрос: не теряет ли раздражитель спонтанно свое эмоциональное значение, если мы длительное время с ним не сталкиваемся? Это кажется маловероятным; существуют данные, указывающие на то, что утрата раздражителем эмоционального Значения происходит в результате угашения. Вероятно, связь между нейтральным раздражителем S и эмоциональной реакцией Е с течением времени не исчезает спонтанно, для ее исчезновения необходимо, чтобы как S, так и Е появлялись независимо друг от друга. Если S отдельно не появляется, его связь с Е может не исчезать.

Обсуждаемая здесь проблема является частным случаем более общей и еще не решенной проблемы стирания следов памяти (см. Szewc,zuk, 1966, с. 304) На первый взгляд это кажется самоочевидным: материал, который не повторяется, забывается. Однако неизвестно, почему именно он забывается: либо потому, что «не употреблялся», либо же потому, что элементы заученной структуры стали позднее компонентами других функциональных систем и вследствие этого выпали из первона­чальной структуры. Иначе говоря, забывание может произойти не столько потому, что связь между А я В не повторялась, сколько потому, что за это время образовались связи А—С и В—D, что привело к выходу элементов А и В из первичного функционального образования. Таким образом, как утверждали Дженкинс и Далленбах, забывание является следствием ретроактивного торможения (см. Szewczuk, 1966, с. 306).

Гипотеза о том, что в основе забывания лежит ретроактивное торможение, предполагает некоторое выводы относительно устойчивости связей S—Е. Если Е— сильная отрицательная эмоция, то, по-видимому, должна существовать тенденция, противодействующая воспроизведению связанных с этой эмоцией элементов. Стало быть, индивид будет сопротивляться припоминанию S, будет избегать всего, что может быть связано с S, а поэтому S не будет иметь возможности образовывать другие связи помимо первоначальной; вследствие этого связь S—Е может сохраняться в течение неограниченного времени.

Такого рода явления действительно наблюдаются. Сильные травмирующие переживания редко исчезают; чаще всего они изолируются от других элементов опыта и, вытесненные из сознания, продолжают существовать на протяжении многих лет; события или ситуации, содержащие S (или сходные ассоциации), могут привести к обновлению и актуализации всей связанной с ними сильной эмоциональной реакции.

Травмирующая эмоциональная связь обнаруживает тенденцию к «инкапсуляции», к защите «толстой броней» от возможного возобновления. Такое ограждение обеспечивается формированием способности к избеганию всего того, что может иметь хотя бы самую отдаленную связь с пережитым.

 

Оценка значения ситуаций – Предыдущая|Следующая – Угашение эмоций

Экспериментальная психология эмоций. Содержание