Яндекс.Метрика

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

1.4. Исследование феномена нестабильности самоотношения как симптомообразующего фактора при пограничных личностных расстройствах (экспериментальные данные)

Стабильность самоотношения представляет собой одну из важнейших характеристик развитой зрелой личности (Ананьев Б.Г., Андрущенко Т.Ю., Бодалев А.А., Божович Л.И., Захарова А.В., Кон И.С, Лисина М.И., Мясищев В.Н., Прихожан А.И., Савонько Е.И., Сафин В.Ф., Соколова Е.Т., Столин В.В., Толстых Н.Н., Чеснокова И.И., Баумейстер Р., Каплан X., Купер-смит С, Роджерс К., Розенберг М., Секорд П., Сильверман А., Уайли Р., и другие). В отличие от частных самооценок, формирующихся в конкретных видах деятельности и осуществляющих саморегуляцию в зависимости от ее результатов, социокультурных эталонов самооценивания и с учетом текущего жизненного опыта, самоотношение защищает целостность, интегрированность. Я относительно независимо от партиальных удач или поражений. Итоговое самоуважение или мера самоприятия является более чем простой суммой частных самооценок и несводимо к ним; это целостный гештальт представлений человека о себе и “пристрастных” смысловых шкал, по которым производится самооценивание. Степень психологической дифференциации можно представить как измерение, один из полюсов которого означает высокую степень четкости (артикулированности) и автономности подструктур Я-концепции (частных самооценок и Я-образов), их иерархизированность и относительную устойчивость, упорядоченность и сбалансированность их взаимодействия, а противоположный полюс — “размытость”, нечеткость, “синкретизм”, низкую специализацию, отсутствие иерархических связей и сбалансированных взаимодействий. На феноменологическом уровне большей дифференцированности соответствует большая осознанность и подконтрольность аффективных переживаний и телесного опыта, их опосредованность и представимость на языке значений и индивидуальных личностных смыслов. Психологическая недифференцированность и зависимость, согласно развиваемой нами концепции, составляют основное, системообразующее свойство “пограничного самосознания”. Их следствием являются его три взаимосвязанные характеристики: 1) низкая степень расчлененности аффективной и когнитивной “образующих”, ответственных за высокий уровень пристрастности образа Я и доступность его субъективным искажениям; 2) сверхзависимость от интерферирующих воздействий эмоционального отношения и оценок значимых других, стрессодоступность и уязвимость Я-концепции по отношению к эмоционально-травмирующему опыту; 3) “узость” и “уплощенность” системы индивидуальных значений, репрезентирующих образ Я (Соколова Е.Т., 1976, 1989, 1991; Соколова Е.Т., Федотова Е.О. 1982, 1987). Серии излагаемых в последующих главах исследований посвящены экспериментальному выявлению феноменов пограничного самосознания, имеющих своим источником недифференцированность Я-системы, а также изучению системных и генетических механизмов их формирования.

Целью первой серии экспериментов являлось исследование нестабильности самоотношения. В эксперименте приняло участие 153 человека — 65 здоровых испытуемых и 88 больных неврозами с диагнозом: невротическое развитие по истерическому типу (29 человек), неврастения (30 человек), невроз навязчивых состояний (29 человек).

Согласно первой гипотезе эмпирического исследования, в основе нарушения стабильности самоотношения при неврозах и других пограничных расстройствах лежит низкая степень дифференцированности Я-концепции. Косвенной поддержкой выдвинутой гипотезы могут служить данные современных западных исследователей относительно “пограничной личностной структуры”, указывающие на диффузность, неуловимость самоидентичности таких пациентов (Соколова Е.Т., 1989, 1991). Согласно второй гипотезе, другим не менее важным источником нестабильности самоотношения является конфликт мотивизированных ориентаций личности, результирующий в конфликтный смысл Я. Последнее предположение вытекает из концепции мотивизации и самосознания, разработанной в отечественной психологии. Со стороны сознания, функция мотивов состоит в том, “что они как бы оценивают жизненное значение для субьекта объективных обстоятельств и его действий в этих обстоятельствах, придают им личностный смысл”(Леонтьев А.Н. Указ. соч. С.150). Последний в самосознании выступает двояко: в форме значений, репрезентирующих те или иные черты для качества личности, и как чувства в адрес Я — уверенность в себе или недовольство собой, а также обобщенная установка самоприятия или самоотвержения. Из сказанного следует, что интегральное самоотношение производно от системы мотивов и открывающихся за ними личностных смыслов, последние же не существуют иначе, как в форме значений (Столин В.В., 1983).

Таким образом, на основании теоретического анализа и данных эмпирического исследования предполагается, что нестабильность самоотношения, проявляющаяся в чередовании самоприятия и самоотвержения, имеет своим источником конфликт мотивационных ориентаций и низкую психологическую дифференцированность Я-системы.

В первом эксперименте (30 больных неврозом, 30 здоровых испытуемых) решалась задача создания и апробации методики косвенного измерения системы самооценок — КИСС. Процедура эксперимента состояла в ранжировании схематически изображенных лиц по специальным параметрам, задаваемым экспериментатором. Полученные данные оказалось возможным интерпретировать как показатели субъективной значимости личностных качеств (иерархия шкал самооценивания), частных самооценок и общего уровня самоприятия. Повторное проведение процедуры обеспечивало оценку устойчивости уровня самоприятия во времени.

Во втором эксперименте (58 больных неврозом и 20 психически здоровых лиц) на основе модифицированного теста личностных конструктов выявляется индивидуальная система мотивационных конструктов, а также способ их структурирования, указывающий на степень их иерархизированности и конфликтности. Процедура обработки результатов (кластерный и факторный анализ) позволяет анализировать как содержательные характеристики мотивационной сферы, так и ее формально-структурные особенности, а именно, уровень психологической дифференцированности (когнитивный стиль личности). Путем коррелирования параметров КИСС (эксперимент I) с индексом нетранзитивности и интенсивности репертуарного теста личностных конструктов обнаружена значимая связь (Р,05) между устойчивостью самооценки, мотивационными конфликтами и индивидуальным стилем личности. Механизм влияния каждого из факторов на дестабилизацию самоотношения различен. Конфликт между мотивационными ориентациями (например, “стремление делать добро людям — желание жить для себя”) порождает в самосознании конфликт смыслов Я, разрешаемый путем изменения иерархии шкал субъективных критериев самооценивания. Сегментарная организация системы личностных смыслов и наличие двух рядоположенных и разнонаправленных, но одинаково значимых мотивов создают условия повышенной неустойчивости смысла Я (интегрального самоотношения), каждый раз определяемого заново в зависимости от актуальной иерархии самооценочных критериев. Таким образом, мотивационный конфликт дестабилизирует самоотношение, обуславливая феномен изменчивого, альтерирующего Я. При низкой когнитивной дифференцированности количество смысловых конструктов самоописания, характеризующих когнитивную оснащенность личности, минимально, и это порождает второй тип нестабильности Я. “Монолитность” системы личностных смыслов наряду с низкой автономностью, слитностью, сцепленностью между собой отдельных смысловых образований создает условия повышенной “хрупкости” Я. Незначительные изменения любого частного аспекта образа Я, любой парциальной самооценки немедленно влекут за собой глобальные изменения целостной Я-системы, в том числе — легкую (“враз”) смену установок в адрес Я. Метафорой подобного самоотношения могла бы стать формула:”Все так изменчиво, что из того, что сегодня я себя люблю, вовсе не следует, что завтра я не буду себя ненавидеть”.

Интерпретация тестовых данных – предыдущая | следующая – Пограничное самосознание и сознание

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях