Яндекс.Метрика

Базовые принципы и методы психотерапии пограничных личностных расстройств (продолжение)

4. Исследование чувств и телесных ощущений

Утверждение, что именно чувства являются фокусом и “ядром” психотерапевтической работы, звучит почти трюизмом, хотя на самом деле оно далеко не бесспорно и является остро дискуссионным для представителей основных психотерапевтических школ. Интерпретация “следов” неосознаваемых влечений, модификация неадаптивного поведения путем научения, коррекция автоматических мыслей и “когнитивных схем” через проверку их на реалистичность и достоверность — все это — иные возможные формулировки целей и сверхзадач психотерапии в соответствующих психотерапевтических школах. На наш взгляд, одной из главных отличительных особенностей гуманистической ориентации, гештальт-терапии в первую очередь, являются реабилитация ею “обычных” очевидных человеческих чувств, не замечаемых в рутине повседневности.

Руководствуясь этой, близкой автору, идеей, терапевт помогает “оживить”, “освежить” и вернуть в актуальные переживания полихромность и полифоничность целостного чувственного опыта. Пациенту предлагается новая и неожиданная для него позиция исследователя, которому предстоит самому открывать постоянно изменяющийся, от момента к моменту “живущий” мир телесных ощущений и чувств. Благодаря безопасной привязанности, созданной в терапевтическом контакте, возрождаются любопытство, любознательность и страсть к открытиям, свойственные здоровому ребенку, всякий раз поражающемуся подробностям жизни.1

Разнообразные психотерапевтические техники работы с чувствами призваны привлечь внимание, заметить и как можно более полно пережить пациентом чувственный опыт во всем его разнообразии, без всякой предварительной оценки и селективности, не “кастрируя” его. “Что с Вами происходит?” и “Как это чувственно переживается Вами?” — вопросы-путеводители для самоисследования и прямого, непосредственного выражения чувств. По мнению Ф.Перлса и его последователей, они помогают избежать двух главных врагов свободного и естественного человеческого существования — так называемого “should-изма” и “about-изма”2, жестко диктующих, к чему человек должен стремиться, чего должен избегать, каким должен быть и т.д., и т.п. Терапевтической альтернативой этому интериоризованному указующему персту значимого Другого служит простое вопрошание “А что и как есть?”. Таким путем в гештальт-терапии реализуется важнейший принцип ценности здесь-и-теперь-существования в противовес “иеговистскому долженствованию”, застывшим догмам (по выражению А.Эллиса). 3

Напротив, “Aboutism” позволяет избегать эмоциональной вовлеченности и переживания событий в их непосредственной данности. Рационализации, интеллектуализации и интерпретации представляют собой наиболее распространенные способы ухода от контакта с истинными чувствами, своего рода десензитизацию и девитализацию существования. В противовес этим привычным способам “не-жизни” терапевт своим вопросом “Как это для Вас?” предлагает пациенту исследовать свое состояние, сконцентрировав внимание на том, что конкретно и как тот видит, слышит, чувствует и т.д., включая и то, как он не видит, не слышит, не чувствует. Иными словами, пациент вовлекается в реальный процесс контакта, имея шанс “встретиться” с разными аспектами своего опыта, в том числе и угрожающими или приносящими ему боль и страдание, либо обнаружить, каким образом он отторгает, отчуждает их от себя, избегает контакта или прерывает его.

Наиболее очевидным свидетельством жизненности контакта считается наличие телесного резонанса с осознаваемым.

Если телесный и вербальный язык переживаний соответствуют друг другу, пациент полно и целостно испытывает то или иное чувство, а также свободно выражает его телесно — движениями, позами, соматическими ощущениями, голосом, мимикой и пр.

В случае их рассогласования терапевт привлекает внимание пациента и просит осознать, что происходит сейчас с ним телесно, — например, что ощущают ступни его ног, соприкасаясь с полом, что с его дыханием, когда голова и плечи опущены и т.д. Терапевт может просто зеркально отразить наблюдаемое поведение, описывая его, например: “Я вижу, что Вы сидите на кончике стула, ваши колени сжаты, ступни ног перекрещены и находятся под стулом… Что Вы можете сказать сейчас о своих чувствах? — Пациент: — Я чувствую себя напряженно… не очень уверенно… как будто не на своем месте,.. хотя я всю неделю ждал этой сессии… Да, сейчас я понял, что на самом деле всю эту сессию старался спрятать от Вас свои истинные чувства… Я боюсь Вашей проницательности”. Как следует из этого фрагмента, последовательно перемещая фокус своего внимания на телесные ощущения, пациент не только обнаруживает более тонкие противоречия и нюансы актуального душевного состояния, но и решается на действие — открытое выражение амбивалентных чувств к терапевту в противовес обычным для него скрытым (игровым) коммуникациям.

1 Поэтическая прелесть подобного мировосприятия когда-то была подмечена В.Л.Пастернаком в известных строчках: “А жизнь, как тишина осенняя, подробна”.

2 См.: Perls F. Four lectures in Gestalt Therapy now. Harper Colophou books. N-Y, 1970.

3 См. подробнее об этом: Kepner J. Body process: A Gestalt approach to working with the body in psychotherapy. N-Y, 1987.

Молчание психотерапевта – предыдущая | следующая – Метод диалога со значимым Другим

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при личных проблемах