Яндекс.Метрика

Характеристика испытуемых: глубина гипноза

Глубина гипноза

Из 15 испытуемых, показавших положительные результаты, 10 были настоящими сомнамбулами, то есть способными к погружению в глубокое гипнотиче­ское состояние со спонтанной постгипнотической амне­зией (I, II, III, IV, V—1, VIII, IX, XI, XII, XIV).

В двух случаях, как можно судить по отчету, испыту­емый получал внушение амнезии до пробуждения, одна­ко мы не знаем, означает ли это, что амнезия обычно не наступала сама собой или же речь шла просто о мере предосторожности со стороны экспериментатора (VII, XIII). В эксперименте VII сказано, что испытуемый хорошо поддается гипнозу и уже неоднократно привлекался к участию в опытах (замедление пульса, выполне­ние постгипнотических внушений и др.). В эксперименте XIII про испытуемого просто сказано, что он «очень внушаем».

В трех случаях о гипнабельности испытуемых ничего не сказано (V — 2, VI, X). В отчете об эксперименте V — 1 испытуемый характеризуется как «легко гипнотизируемый».

Таким образом, очевидно, что в этих экспериментах испытуемые отличались повышенной гипнабельностью, а многие были настоящими сомнамбулами. С другой стороны, мы не знаем ни одного случая, когда пузырь был бы вызван без предварительного погружения испытуемого в глубокое гипнотическое состояние. Этим несомненно объясняется тот факт, что Барбер и Джонсон, проводившие опыты с 40 испытуемыми, сумели вызвать эритему только в одном-единственном случае. Эти 40 испытуемых не были специально отобраны, и среди них не было ни одного настоящего сомнамбула. Испытуемый, показавший положительный результат, был одним из самых гипнабельных (11 баллов из 12 по шкале Гарварда). У другого испытуемого через несколь­ко минут после внушения появилась краснота, которая очень быстро исчезла. Этот испытуемый набрал 5 баллов из 12 по шкале Гарварда.

Удалось, правда, вызвать в эксперименте появление волдырей крапивницы у нескольких испытуемых с помощью простого припоминания в состоянии бодрствования травматических ситуаций, перенесенных в прошлом (Graharn, Wolf, 1950). Но спровоцировать этими же средствами пузырь не удалось ни разу. С другой сторо­ны, в данном случае крапивница не была результатом прямого внушения. Воспоминание о перенесенной в прошлом травме вызвало стресс, повлекший за собой появление волдыря крапивницы. При внушенном ожоге и пузырь представляет собой непосредственную материализацию внушения.

Р. Мензиес (1937, 1941) получил значительные изме­нения температуры кожи, внушая испытуемым представления о холоде или жаре. Он использовал прямое словесное внушение в состоянии бодрствования. Однако опыты не повлекли за собой никаких тканевых изменений.

На основе вышеизложенного можно было бы заклю­чить, что достаточная глубина гипноза является необходимым условием успеха эксперимента. Все происхо­дит так, как если бы вследствие сомнамбулического отношения внушенное представление приобретает такую аффективную интенсивность, что стимулирует деятельность механизмов, обычно способствующих образованию пузырей.

Будем, однако, осмотрительными в выводах. Ведь сих пор было проделано очень мало экспериментов. Возможно, удастся когда-нибудь продемонстрировать, что внушенный ожог может быть достигнут и в состоя­нии бодрствования. Отсутствие результатов в этой области объясняется, быть может, просто недостаточ­ным количеством попыток. Ведь умеют же йоги, напри­мер, добиваться большинства феноменов, которые мы вызываем обычно гипнотическим внушением, та­ких, как замедление пульса. Однако можно ли считать их действительно «бодрствующими»? Не приближается ли их состояние к гипнотическому? Правомерно ли гово­рить о гипнозе в отсутствие гипнотизирующего? Здесь мы вторгаемся в область неведомого, поскольку нам неизвестно, ни что такое гипноз, ни даже является ли он каким-то особым состоянием.

Таблица – предыдущая  |  следующая – Характеристика испытуемых (продолжение): личность испытуемого и фактор межличностных отношений.

Л. Шерток. Непознанное в психике человека. Содержание.