Яндекс.Метрика

I. Условия формирования сезонных депрессий с гиперстезическим соматовегетативным комплексом (САР первого типа) (продолжение). Клинические наблюдения (продолжение)

Психическое состояние. Выглядит соответственно возрасту. Одета опрятно, умеренно пользуется косметикой.  Держится спокойно, уверенно. Много жестикулирует, движения плавные. Мимика живая, адекватная теме беседы. В беседу вступает  охотно. Речь модулированная. На вопросы отвечает  в плане заданного, обстоятельно, иногда застревая на деталях.  Трудно переключаема. В изложении событий последовательна. Драматизирует события жизни.

Несколько ипохондрична, подробно рассказывает о перенесенных заболеваниях. Опасается, что настоящее состояние может быть связано с “какой-нибудь болезнью”. При этом, уточнить свои предположения не может. Отмечает, что самочувствие в течение жизни “зависит от погоды”, особенно после переезда в Москву.  Замечает, что осень в Ереване переносит лучше, чем в Москве. В течение последних 9 лет с начала осеннего сезона дождей появляется утомляемость, порой целый день проводит в постели. Любая, даже самая простая работа, влечет за собой усиление слабости.

Жалобы на “нездоровый” цвет лица, который связывает с усилившейся в течение месяца тягой к сладкой пищи. Предполагает, что гиперемия кожи это аллергическая реакция на сладкое. Обеспокоена увеличением веса (на 4 кг за 2 недели). Связывает с изменением соматического состояния “немного сниженный фон настроения”. Несколько лучше чувствует себя на улице “в солнечную теплую погоду”.

Кроме того, жалуется на физическую слабость, утомляемость, ощущение “бессилия”, разбитости.  По собственному признанию “c трудом передвигается по квартире, переход из комнаты в комнату требует значительных физических усилий и последующего отдыха”. Выполнение домашней работы переложила на дочь, сама справляется лишь с мелкими бытовыми делами. Апатична, нет желания чем-либо заниматься, залеживается в постели. Сообщает о снижении интереса к ранее приятным занятиям. В течение дня состояние не меняется.

Беспокоит раздражительность: не выносит яркого искусственного света, раздражают резкие и громкие звуки, присутствие домашних, вследствие чего все время проводит, закрывшись в своей комнате. Говорит, что  может легко накричать на родных, а затем долго плакать.

Тяготиться повышенной сонливостью в течение дня. Из-за слабости старается рано лечь спать. Сон не приносит чувства отдыха. По утрам долго не может заставить себя встать.

Помимо прочего, жалуется на усиление тревожности и сомнений по любому поводу, вплоть до отказа от принятия решения, а также на снижение памяти и концентрации внимания.

На фоне  терапии состояние значительно улучшилось. Стала активнее, появились планы на будущее, интерес к семейным делам. Настроение вернулось к “обычному”, полностью редуцировались апатия, слабость, сонливость. Нивелировалась кожная гиперемия.

Катамнез (амбулаторная консультация, декабрь 2004 года). После выписки обращалась в клинику НЦПЗ РАМН за повторной амбулаторной консультацией в ноябре 2003 и декабре в 2004 гг. по поводу аналогичных жалоб: на физическую слабость, утомляемость, повышенный аппетит с тягой к сладкому и увеличение веса, а также на рецидивирование кожной гиперемии. Несмотря на ухудшение состояния, от госпитализаций отказывалась, продолжала работать. Дома конфликтовала с родными,  чувствовала себя изможденной, сразу по возвращению с работы ложилась спать. Хозяйственные хлопоты перекладывала на мужа и дочерей. Рекомендуемую терапию принимала нерегулярно, т.к. “в хорошую, солнечную погоду чувствовала себя намного лучше”.

Полностью состояние обходилось с началом весеннего периода. В течение 1-3 недель  испытывала “эйфорию”, “хотелось петь, танцевать”, строила  грандиозные планы на будущее. Гипоманиакальные эпизоды редуцировались самостоятельно.

Летом чувствовала себя хорошо. Сохранялось ровное настроение, справлялась с домашними и профессиональными обязанностями, поддерживающее лечение не принимала.

Настоящее ухудшение в течение 3 недель, аналогичное описанным выше сезонным депрессивным состояниям. Начала самостоятельно принимать прежнюю терапию. От госпитализации вновь отказалась, сославшись на ответственный этап в работе.

 

Представленное клиническое наблюдение наглядно демонстрирует основные патохарактерологические условия и психопатологические механизмы формирования САР с гиперестезией витального комплекса.

На основании анамнестических данных можно заключить, что САР возникло у личности с преморбидными истерическими и тревожными чертами. О признаках невропатической конституции свидетельствует аффективная лабильность в форме стертых гипотимических состояний, формирующихся под влиянием провоцирующих воздействий [Бамдас Б.С., 1954; Синицкий В.Н., 1986; Харитонов С.В., 1998; Ernst K.U.C., 1965; Aronson T.A., 1985; Widiger T.A., 1989].

Подтверждением правомерности отнесения конституциональных свойств пациентки к невропатической структуре является отчетливая акцентуация с детских лет на телесной сфере самосознания (непереносимость физических нагрузок, боли, транспорта, аттракционов, некоторых продуктов питания, алкоголя, метеочувствительность, аллергические реакции), приобретающая в последующем характер невротической ипохондрии с соматизированными реакциями (тошнота, рвота, приступы “дурноты, предобморочные состояния”, истеро-конверсионная симптоматика) и подверженности психосоматическим заболеваниям (кожная гиперемия).

Становлению САР предшествовали атипичные аффективные расстройства в виде предменструальной дисфории [Дубницкая Э.Б., 1977; Остроглазов В.Г., 1989; Шостакович Б.В., Потапов С.А., 1998; Richardson T.A., Robinson R.D., 2000], отмечавшейся с подросткового возраста, а также психогенно спровоцированная депрессия, совпадающая по времени с осенне-зимним сезоном и протекающая с заострением истерических (конверсии, диссоциативные расстройства) и тревожных (сомнения) преморбидных черт. Данную депрессию можно рассматривать в качестве первых проявлений, а возможно и триггерного механизма аффективной лабильности, в последующем приобретающей форму САР.

За период с момента становления САР отмечались 9 клинически очерченных сезонные депрессивные фазы, регулярно сменявшиеся короткими периодами гипоманий.

В формировании аффективной фазы данного типа ключевая роль принадлежала хронобиологическим триггерным механизмам, таким как изменение продолжительности светового дня, инсоляционного режима, температурным условиям.

Выраженность психопатологической симптоматики  подвержена значительным колебаниям в зависимости от внешних влияний:  в течение осени-зимы отмечались периоды существенного послабления депрессивной симптоматики, связанные с благоприятными  погодными условиями. При этом все депрессии имели сходную структуру субаффективных тимических и соматовегетативных расстройств, что также свидетельствует в пользу манифестации сезонных депрессий с гиперстезическим соматовегетативным симптомокомплексом в рамках личностной патологии.

Особенностью представленного наблюдения является наличие невропатических (“соматопатических”) черт уже с детских лет, в то время как у большинства пациентов с данным типом САР становление указанных особенностей происходит постепенно в течение жизни.

навязчивые сомнения во время САР – предыдущая | следующая  – соматопсихика

Депрессивные фазы с осенне-зимним сезонным ритмом. Содержание.