Яндекс.Метрика

Типология сезонных депрессий с учетом особенностей соматовегетативных проявлений (продолжение)

Больные второй группы отличаются более низкими показателями социальной адаптации: лишь 33,3% работают, а 53,8% имеют инвалидность по психическому заболеванию; около 1/3 (35,9%) состоят в браке. Полученные данные указывают на менее благоприятное течение САР во второй группе исследуемых, приводящее к снижению социального статуса.

Сравнительные данные о структуре соматовегетативных проявлений в изученных группах представлены в Таблице  8.

 

Таблица 8

Структура соматовегетативных нарушений у пациентов двух групп (n=97)

Симптомы I группа (n=58) II группа  (n=39)
n % n %
Инсомния 

Гиперсомния

Аппетит повышен

Аппетит снижен

Тяга к сладкой пище

Телесные сенсации

Метеопатия

Явления соматопсихической* деперсонализации

53

45

1

57

43

58

0

1,7 

91,4

77,6

1,7

98,3

74,1

100

0

35 

0

0

34

1

39

0

39

89,7 

0

0

87,2

2,6

100

0

100

* по  А.У. Фрезе [1881]; К. Haug [1936]

 

Приведенные в Таблице 8. данные демонстрируют “полярность” ряда соматовегетативных проявлений САР у пациентов двух групп (инсомния – гиперсомния, гиперфагия – снижение аппетита, наличие и отсутствие явлений метеопатии).

При сопоставлении сезонных депрессий, отличающихся характером соматовегетативной патологии, было установлено, что они имеют также различную психопатологическую структуру гипотимических расстройств (Таблица 9).

 

Таблица 9

Структура гипотимических расстройств у пациентов двух групп

Симптомы I группа (n=58) II группа (n=39)
n % n %
Апатия, астения 

Тревога

Тоска

Суточные колебания настроения

Идеи малоценности, вины

Нарушения памяти и внимания

Сомнения, ментизм

Аутодеструктивное поведение

Явления деперсонализации:

Эмоциональная

Когнитивная

Восприятие окружающего

58 

2

0

32

0

29

12

2

0

0

0

100 

3,4

0

55,2

0

50,0

20,7

3,4

0

0

0

36

39

39

34

31

11

9

19

24

25

7,7 

92,3

100

100

87,2

79,5

28,2

23,1

48,7

61,5

64,1

 

Детальная характеристика психопатологических различий структуры выделенных типов САР представлена ниже.

 

Сезонные депрессии с гиперстезическим соматовегетативным комплексом (Первый тип, 58 наблюдений – 12 мужчин и 46 женщин). Средний возраст пациентов группы – 32,8 лет.

Возраст манифестации сезонных депрессий первого типа – 15-25 лет. У 36% больных САР протекает в форме монополярного аффективного расстройства, у 64%  – в форме биполярного.

В формировании аффективной фазы данного типа ключевая роль принадлежала хронобиологическим триггерным механизмам, таким как изменение продолжительности светового дня, инсоляционного режима, температурным условиям.

Депрессивные фазы первого типа четко очерченные, стереотипно повторяются из года в год по типу «клише», без изменения и/или утяжеления симптоматики и качества ремиссий. Средняя продолжительность депрессии составляет 4 месяца.

В большинстве случаев (42 наблюдения) аффективные нарушения носят характер субсиндромальных САР [Симуткин Г.Г., 2001; Kasper S., 1989; Axelsson J. et al., 2002]. Клиническая картина рассматриваемых сезонных депрессий характеризуется известной парциальностью за счет доминирования соматовегетативных нарушений, характерных для “типичных” сезонных депрессий [Rosenthal N.E. et al., 1984; Ghaemi S.N. et al., 1997; Guilleminault Ch., Quera-Salva M.-A., 2005], и малой выраженности гипотимической составляющей синдрома, соответствующей легкой степени по шкале Гамильтона для оценки депрессий – HAMD.

В 16 наблюдениях аффективные нарушения соответствуют депрессиям средней степени тяжести (14-23 балла по шкале HAMD).

Соматовегетативный симптомокомплекс представлен массивными нарушениями витальных влечений с гиперстезией вегетативных симптомов в форме гипертрофированной потребности в сне и резком увеличении аппетита, сочетающихся с другими расстройствами соматопсихики (вегетативные нарушения, полиморфные алгии, функциональные расстройства пищеварения, кровообращения, колебания артериального давления).

Гиперфагия характеризуется повышенным употреблением богатой углеводами, особенно сладкой, калорийной и быстро усваиваемой пищи, что приводит к значительному увеличению массы тела (более 5% от исходного).

Гиперсомния (с удлинением ночного сна на 3 и более часа в сравнении с эутимическим) сопровождается повышенной сонливостью в течение всего дня (утренняя вялость, дневная сонливость).

К гиперстезическим расстройствам следует отнести и повышенную чувствительность пациентов к ярким цветам, громким звукам, а также к внешним метео-климатическим факторам, что реализуется выраженными изменениями интенсивности аффективных проявлений даже при незначительных изменениях погоды, температурных и инсоляционных условий.

Все пациенты этой группы отмечают некоторое улучшение состояния в солнечные дни. Кроме того, у всех 16 пациентов, совершавших во время депрессии поездки в более южные широты, наблюдалось уменьшение патологических аффективных проявлений. По возвращении симптомы депрессии оставались сглаженными или полностью нивелировались. Выраженность расстройств сна, аппетита и метеопатической гиперстезии носит постоянный характер и характеризуется диссоциацией, т.е. не обнаруживает непосредственной связи с неглубоким депрессивным аффектом.

“Типичные” проявления осенне-зимнего сезонного паттерна в большинстве случаев не исчерпывают клинической картины депрессий. Выделяется группа САР, несущих в своей структуре разнообразные психопатологические проявления неаффективного круга. Пациенты этой группы в период манифестации депрессий в первую очередь обращаются к интернистам по поводу соматических жалоб [Eastwood M.R. et al., 1978; Schulz P.M. et al., 1988] либо попадают в поле зрения врачей во время профилактических осмотров в связи с наличием симптомов стёртых соматоформных расстройств, нестойких субсиндромальных панических атак и другой тревожно-фобической симптоматики, функциональных нарушений по типу органных неврозов, расстройств влечений, а также психогенных и нозогенных реакции (сенситивных, нарциссических и др.)

Гипотимическая составляющая осенне-зимней депрессии первого типа представлена чертами негативной аффективности [А.Б. Смулевич с соавт., 1997]. Патологический аффект, лишенный таких признаков, как подавленность, тоска, идеи малоценности, субъективно не воспринимается как проявление психической патологии. Собственно аффективные расстройства выявляются лишь при прицельном расспросе.

На фоне астено-апатической симптоматики со снижением интереса к ранее значимым событиям жизни, раздражительностью с элементами дисфории, эмоциональной лабильностью, присутствуют жалобы на сужение объема психических ресурсов, ощущение неполноты чувств и измененности высших эмоций (прочитанное воспринимается как абстрактный текст, живопись и музыка не вызывают прежнего, богатого оттенками душевного отклика). Мир становится “серым, скучным, неинтересным, однообразным”. При этом больные отрицают реальное изменение восприятия, подчеркивая, метафоричность своих определений. Нарушения когнитивных функций выражаются в ощущение “умственного оскудения”, пустоты и тупости в голове, чувством расстройства памяти, затруднения сосредоточения [Краснов В. Н., 1980; Войцех В.Ф.,1981; Ахапкина М.В., 1993; Ильина Н.А., 1999]. При объективно сохранной работоспособности пациенты сообщают об “отсутствии должного уровня энергии и продуктивности, переутомлении”, а также об осознании утраты волевой активности.

Проявления депрессии лишены суточных колебаний или подвержены инвертированному суточному ритму.

Кроме того, практически все пациенты на протяжении зимнего сезона описывают обострение врождённых или нажитых патохарактерологических свойств, интегрированных в структуру патологически измененного аффекта [Колюцкая Е.В., 1993; Liebowitz M.R., Klein D.F., 1979; Hirschfeld R. Et al.,1982; Akiskal H.S.,1992, 2002].

Для личностей с паранойяльными чертами характерны раздражительность, недовольство окружением, конфликтность, возникновение идей отношения, что нередко пагубно сказывается на межперсональных контактах и производственной деятельности; для истериков – массивная конверсионная симптоматика, демонстративное поведение с чертами самодраматизации, театральности и аутоагрессивными угрозами, носящими характер “суицидального шантажа” [Michaux L., 1964]; для ананкастов – обострение обсессивной симптоматики в виде сомнений и действий повторного контроля, для шизоидов – усиление сенситивных идей отношения и пессимистической оценки своих профессиональных возможностей, что иногда приводило к смене сферы деятельности.

Таким образом, основным непосредственно-чувственным проявлением депрессии первого типа являются гиперстезические соматовегетативные расстройства, осознаваемые зачастую в качестве симптомов болезни лишь опосредованно.

соматовегетативные симтомы аффективных расстройств – предыдущая | следующая  – клинические наблюдения сезонных расстройств

Депрессивные фазы с осенне-зимним сезонным ритмом. Содержание.