Яндекс.Метрика

Тактики психотерапевтического общения (продолжение)

Агрессивно-Грандиозное Я: функция разрушения Другого

Реализуя функцию разрушения, Агрессивно-Грандиозное Я обращается с Другим как с «мальчиком для битья» или как с «мусорным ведром» (Ф.Перлз). В психотерапевта «вкла­дываются» различные негативные чувства: тревога, печаль, ра­стерянность, зависть, стыд, унижение, страх и т.д.

Состояние психотерапевта становится «тревожно-деп­рессивным», когда пациент живописует свои страдания, приводит мельчайшие детали психотравмирующей ситуации, из которой «нет выхода», в красках рисует картину внезап­но обрушившихся на него бедствий. Жалобы пациента зву­чат почти как гипнотическое внушение. Многие его выска­зывания начинаются с характерных оборотов: «Не дай Вам Бог пережить такое, когда…», «Когда ты все это пережи­ваешь…» и т.д. Иногда пациент как бы непреднамеренно подчеркивает, что «никто ни от чего не застрахован», что «никто не знает, какие еще страшные события ждут впере­ди». Пациент может как бы между прочим заметить, «сколь тонка грань, отделяющая здоровье от безумия» или сооб­щить, например, такой «научный факт», что «к самоубийству склонны люди независимо от профессии и уровня образо­вания». Пациент буквально обрушивает на психотерапевта поток информации, доказывающей, насколько ужасен мир и насколько бренно человеческое существование.

Психотерапевт начинает чувствовать зависть, когда паци­ент многократно упоминает о своем высоком социальном ста­тусе, о доступности ему любых благ, о безграничности своих возможностей и т.д. Он не преминет продемонстрировать что- либо из того, чем владеет, придя на прием с сотовым телефо­ном или ноутбуком, надев старинные драгоценности, прине­ся с собой фотографии, сделанные во время последней поездки за рубеж и т.д. Неважно, какую именно конкретную основу — нематериальную или материальную — находит Агрессивно-Грандиозное Я, чтобы вызвать в Другом чувство зависти. Важ­но, что поиск происходит до тех пор, пока не удастся реали­зовать функцию разрушения.

Психотерапевт может почувствовать стыд, когда пациент постоянно возвращается к разговору о религии, о значимости духовных ценностей, о «падении нравов». Чувство стыда и смущения может возникнуть и в том случае, если пациент постоянно возвращается к разговору об интимных отноше­ниях, причем в «обнаженной» манере, шокируя психотера­певта описаниями подробностей.

Психотерапевт чувствует себя униженным, когда пациент крайне пренебрежительно отзывается о его профессиональ­ной компетентности, причем делает это неоднократно. Па­циент выражает скепсис по поводу любых исходящих от психотерапевта предложений, в язвительной манере коммен­тирует большинство его высказываний, может настаивать на изменении времени приема, так как у него «более важ­ные дела». В результате реализации Агрессивно-Грандиоз­ным Я функции разрушения страдает профессиональная са­моопенка и чувство собственного достоинства Другого.

Психотерапевт может почувствовать страх, когда пациент регулярно угрожает ему «неприятностями». В то время, ког­да Агрессивно-Грандиозное Я реализует функцию разруше­ния таким способом, как «наполнение» Другого страхом, пациент общается в критически-требовательной манере. Для него непереносима малейшая задержка во времени приема; он не терпит очередей; любое непредвиденное изменение в графике приема, в какой-то мере затрагивающее интересы пациента, расценивается им как вопиющая несправедли­вость. В резкой форме он требует, чтобы его права неукос­нительно соблюдались, иначе «будут неприятности». Пациент с самого начала ставит психотерапевта в известность, что знает «телефон руководства», прозрачно намекая, чго с ним «опасно связываться». В некоторой степени пациент, Агрес­сивно-Грандиозное Я которого реализует функцию разру­шения, представляет собой реальную угрозу безопасности и социальному престижу психотерапевта своей склонностью распускать сплетни, писать жалобы и требовать проверок его работы. Пациент может внушать психотерапевту страх, утверждая о своих экстрасенсорных способностях и приво­дя примеры, когда ему удавалось «наказать» Другого, «на­ведя на него порчу» и т.д. Однако впечатление о себе как о «черном маге» никогда не достигает у пациента степени бре­довой убежденности, ему важно лишь убедить в этом Дру­гого. Достаточно редки, но тем не менее возможны ситуа­ции, когда пациент приходит на прием, имея при себе «ору­дие устрашения», например, нож или пистолет, и как бы походя показывает его психотерапевту. В нашей практике был случай, когда пациент, находящийся на лечении в стацио­наре и все свободное время занимавшийся резьбой по дере­ву, пришел на прием с ножом. Он неожиданно вытащил его и раскрыл прямо перед носом у психотерапевта, чтобы придать больше «живости» своему рассказу о разрушении имущества друга, не вернувшего ему долг (по словам пациента, он проколол этим ножом шины иномарки, при­надлежавшей должнику). Такая прямая демонстрация «орудия устрашения», сопровождающая рассказ о «наказании должника», конечно, нетипична. Для пациента, Агрессивно-Грандиозное Я которого реализует функцию разрушения, типичным является обращение к психотерапевту, несущее в себе угрозу: «Вы должны мне, а то…»

Формы и функции Грандиозного Я – предыдущая | следующая – Другие формы Грандиозного Я

Психология нарциссизма. Содержание