Яндекс.Метрика

Аффект и язык.

В наши дни наблюдается тенденция к некоей «гло­бализации» принципов речевой деятельности, которая стремится сделать речь основой всякой психотерапии. При этом, как нам кажется, умаляется значение тела и аффекта. Действительно, школа Лакана поставила под сомнение противопоставление аффекта и представления, энергетики и смысла. Для Лакана это противопоставление не имеет значения, коль скоро все чело­веческие коммуникации носят символический характер. Известна знаменитая формула: «Бессознательное структурируется как язык»1. Со своей стороны Андре Грин (1978), опубликовавший недавно обобщающую статью по вопросу об аффекте, высказывает в лапидар­ной форме свою точку зрения: «Язык без аффекта есть мертвый язык, аффект без языка некоммуникабелен» (т. I, с. 404).

Если первая часть этого высказывания справедлива, то вторая представляется нам спорной. Конечно, понятие языка не ограничивается лингвистическим знаком. Жест, мимика, тон голоса, молчание, все невербальные способы выражения функционируют как символы с того момента, как они могут быть разложены на известное число отдельных единиц и позволяют осуществлять обмен информацией.

Известно, что психоанализ ознаменовал свое по­явление, показав, что самые незначительные по види­мости данные обладают неосознаваемым значением. Что эмоции, инстинкты и даже самые элементарные телесные функции являются не слепыми органическими процессами, подчиненными чисто механическим зако­нам, а носителями смысла, неведомого самому человеку. С этой точки зрения понятно, что Лакан заинтересовался структурной лингвистикой и видел в способнос­ти к символизации основополагающий элемент психи­ческого развития. Однако, подчеркивая исключительно этот аспект, мы абстрагируемся от психофизиологи­ческой стороны коммуникации. Функционально речь не сводится к передаче знаков: она является также деятельностью, мобилизующей тело на уровне непосред­ственно влечения. Язык сам по себе обладает эконо­мическим параметром. Он передает не только знаки, но и ритмы, и интенсивности.

Слишком часто забывают, что овладение способ­ностью к символизации является прогрессивным шагом. Нам кажется неправильным сводить отношения между матерью и младенцем на протяжении первых месяцев после его рождения к обмену знаками. Даже если эта способность устанавливается очень рано, гораздо раньше овладения речью, как показали Лакан и его ученики, она складывается на основе системы отноше­ний, сложившихся в еще более раннем периоде,— аффективный язык гораздо старше слова. Скажем да­же, что эффективность — это то, что питает символ.

Существует несколько уровней языка. Нам важно понять, каким образом при разных формах обмена устанавливается отношение между структурами «пред­ставлений» и элементами сферы влечений, аффектов. До тех пор пока мы не поймем лучше психобиологи­ческие основы отношений, нам представляется весьма важным проводить различие между аффектом и пред­ставлением.

Сам Фрейд обладал большим воображением, чем его последователи. Он проявлял интерес к телепатии. В недавно вышедшей статье Франсуа Рустан (1978), психо­аналитик лакановского направления, попытался про­анализировать причины, побудившие Фрейда неодно­кратно возвращаться к этому феномену2. Автор статьи показывает, что позиция Фрейда менялась. Анализируя примеры угадываний, он дает им вначале чисто пси­хологическую трактовку: прорицатель просто угадывал потайные мысли своего клиента, касающиеся события, которое в каком-то смысле служило предметом бессознательного предвидения со стороны последнего. Сход­ство между позицией прорицателя и позицией психо­аналитика очевидно: хотя психоаналитик исходит из ассоциативного материала, поставляемого пациентом, интерпретация предполагает особую восприимчивость, «коммуникацию между бессознательным одного из них и бессознательным другого». Элен Дойч, комментируя замечания Фрейда о случае телепатии, написанные в 1925 г., подчеркивает это родство: «Можно легко предположить, что условие этого переноса «аффективно окрашенных воспоминаний» заложено в известной бес­сознательной предрасположенности к их восприятию и что именно выполнение этого условия определяет способность человека стать реципиентом.

Содержание аффективно насыщенных представле­ний, возникающих из бессознательного, должно мобилизовать в бессознательном другого человека содержание аналогичного смысла, которое проникает в сознание как внутреннее восприятие» (Deutsch, 1926, с. 420— 421).

Как же осуществляется эта передача? Возвращаясь к этому вопросу в работе «Сновидение и оккультизм», Фрейд (1933а) в конце концов признает реальность телепатии, видя в ней форму архаической коммуникации, сохраняющейся в раннем детстве. Но он обошел молчанием наиболее существенный для Рустана момент, а именно что эта форма присутствует в самом психоана­литическом действии.

Рустан замечает, что, введя понятие трансфера, Фрейд дал возможность психоаналитику не чувство­вать себя лично вовлеченным в отношение, поскольку фантазмы и желания его пациента в действительности направлены не на него, а на третье лицо. Требование, чтобы сам психоаналитик подвергался психоанализу, имеет целью научить его обнаружить эту иллюзию; он должен оставаться лишь регистрирующим аппара­том и сохранять между собой и пациентом дистан­цию, которая позволяет последнему постепенно осознать фантазматический характер его идентифи­каций.

Однако все это построение рушится, если возникает подозрение, что психоаналитик оказывает оккультное влияние на пациента, если фантазмы пациента фак­тически являются фантазмами психоаналитика. В этом случае психоанализ рискует оказаться лишь замаски­рованным внушением или, как говорит Рустан, «внушением, проводимым в течение длительного лечебного курса”.

_________________________________________

1 Мы не будем здесь входить в рассмотрение всех хитроспле­тений текстов самого Лакана. Они действительно допускают многозначные, а то и прямо противоположные толкования. Мы ограничимся поэтому комментированием «лакановской» позиции, составляющей определенную часть современной парижской культуры.

2 Рустан ссылается на книгу Кристиана Моро (1976), содер­жащую превосходное изложение всех высказывании Фрейда по этому поводу.

“Первичное” отношение. Амнезия– предыдущая  |  следующая – Телепатические коммуникации

Л. Шерток. Непознанное в психике человека. Содержание