Яндекс.Метрика

К вопросу о внутренней картине афазии

Л.С. Цветкова

Москва, Россия

Вопрос о внутренней картине афазии (ВКА), насколько мне известно из изучения литературы, не ставился и тем более не исследовался, тогда как в настоящее время, когда афазиология испытывает очередной кризис, анализ внутреннего состояния больного, психологического содержания ВКА стано­вится важнейшей ступенью к пониманию этого сложного и неоднородного образования – афазии. В изучении ВКА прежде всего, с моей точки зрения, необходимо исследование взаимосвязей личности, речи и афазии, их взаимовлияния, изучение как сензитивной, эмоциональной, так и интеллектуальной составляющих ВКА.

В другом месте я подробно описала эту проблему и возможные пути ее решения, здесь же за неимением места остановлюсь лишь на одном вопросе – о роли и месте личности в афазии и в ее внутренней картине.

1. Личность и афазия

В отечественной психологии давно уже разрабатывается новая эвристичная постановка проблемы личности, ее структуры и психологического содержания, и исследователи отказались от механистического подхода к ее изучению, т.е. изучению отдельных ее черт (Асмолов, 1984; Столиц, 1983; Цветкова, 2002 и др.). Так, А.Г. Асмолов писал, что до сих пор существует этот “поэлементный” подход к личности, примерами которого являются концепции, в которых “структура личности механистически собирается из набора различных факторов (черт личности)” (Асмолов, 1984, с. 59).

Тем более от этих механистических представлений о структуре и психологическом содержании личности должна уйти и нейропсихология, которая обладает большим числом фактов, которые говорят в пользу значительно большей сложности структуры личности и ее психологического содержания, чем это представляли многие исследователи еще совсем недавно. Известные отечественные психологи, указанные выше, в качестве конституирующего личность признака рассматривали ее целостность, а также личность они рассматривали как динамическую, саморазвивающуюся систему, а системообразующим основанием качества личности они полагал предметную деятельность. “Важнейшей единицей строения личности стали рассматривать динамические смысловые системы и личностный смысл, как их составляющую, представляющие собой индивидуализированное отражение действительности” (Асмолов, 1984, с. 63).

Развивая дальше мысль о деятельностном опосредствовании личности, ее динамических смысловых образованиях, А.Г. Асмолов вслед за Л.С. Выготским, А.Н. Леонтьевым, С.Л. Рубинштейном пишет, что перемена в социальной позиции человека, в его жизни и жизнедеятельности “влечет за собой переосмысление его отношений к действительности. В ряде случаев резкая перемена социальной позиции человека может привести к глубоким перестройкам всей совокупности личностных смыслов, порой проявляющихся в таких драматических феноменах, как феномен “потери себя” и утраты смысла существования” (там же). Больные с афазией, как известно, в одно мгновение утрачивают связь с внешним миром в связи с нарушением речи, с трудностями передвижения и понимания, утратой социальной роли, резким изменением социального статуса в настоящее время и возможным измене­нием его в будущем, что не может не отразиться на всей совокупности личностных смыслов, вплоть до потери смысла жизни. Мне представляется, что одной из задач изучения личности у больных с афазией должен стать ответ на вопрос – происходит ли у этой группы больных перестройка совокупности личностных смыслов, и если происходит, то каким образом, и есть ли возможность преодоления этих изменений личности и т.д.

Интерес представляют и исследования В.В. Столина (1983), касающиеся внутренних процессов, организующих субъективную реальность человека. При изучении личности больных с афазией этот вопрос – один из важнейших в исследовании нарушения личности. В.В. Столин пишет: “Человек не просто существует, он действует в мире. Последствия этих действий касаются его самого, его представлений о себе, его личности в целом. Это в свою очередь требует развития внутренних процессов, организующих субъективную реальность человека (курсив автора). В этом также состоит функция его личности” (Столин, 1983, с. 22). В это представление входит ряд проблем психологии, таких как самоопределение, самопознание, самоотношение и др. Исследования проблемы самопознания и самоотношения, проведенные В.В. Сталиным, дали ему основание сделать вывод о том, что характер самоотношения зависит от оценки себя в целом, “как способствующему, или препятствующему самому себе, т.е. потребности в самореализации и достижении собственных мотивов” (там же, с. 29). “Проблема самопознания – не мнимая проблема, это проблема высокого жизненного значения, венчающая психологию личности” (там же, с. 228). Все вышесказанное имеет важнейшее значение для дальнейшего более глубокого понимания афазии и осмысления направлений в ее исследовании.

счётные операции – предыдущая | следующая – больные с афазией

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание