Яндекс.Метрика

Кардиофобия и функциональные нарушения сердечного ритма (продолжение)

Терапевтический аспект: пятиступенчатый процесс позитивной психотерапии при кардиофобии и функциональных нарушениях сердечного ритма

Ступень 1: наблюдение/ дистанцирование

Описание случая: «Мнимый больной?»

Меня вызвал на консультацию руководитель специальной кардиологической клиники. Речь шла о психотерапевтической беседе с больным, который считался особо тяжелым. Уже около 10 лет пациент перекочевывал из одной клиники в дру­гую, от одного врача к другому, чтобы исключить тяжелые органические заболе­вания сердца. Уже был предпринят целый ряд операций и серьезных диагностиче­ских вмешательств. Больной к тому времени успел уже заплатить за все эти про­цедуры 700 ООО немецких марок из своего кармана. Всюду его сопровождала жена, которая, по-матерински, заботилась о нем. Теперь больному предстояло исследо­вание при помощи специального сердечного катетера, которое должно было исключить у него наличие ишемической болезни сердца. Руководитель клиники, который был школьным товарищем пациента и поэтому особенно заботился о нем, посчитал это мероприятие ненужным, так как и история болезни, и симптомати­ка, и состояние больного не давали никаких оснований для диагноза ишемичес­кой болезни сердца. Единственное, что указывало на возможность склеротических процессов, так это избыточная масса тела и малоподвижный образ жизни. Про­грамма лечения была направлена на похудание пациента и устранение этого фак­тора риска. Это в общих чертах та информация, которую я получил от лечащего врача. Поскольку он предполагал психосоматический компонент в течение болез­ни, то счел необходимым привлечение психотерапевта, изъявив желание тоже присутствовать при нашей беседе. Наш разговор продолжался от 20.00 до 23 ч. Пациент полулежал на нескольких подушках в своей постели. Особенно бросался в глаза его огромный живот, который он явно хотел продемонстрировать всем.

Вокруг кровати стояли портфели с конспектами и специальной медицинской ли­тературой. Жена стояла в ногах постели больного. Мы поприветствовали друг дру­га и сели. При этой беседе присутствовало четыре человека: больной, его жена, лечащий врач и я.

Врач представил меня как психотерапевта и специалиста в области психосоматической медицины. Хотя пациент дал согласие на мое посещение, теперь он словно выпустил все иглы. Он знал, чего я хотел и это уже пытались сделать многие до меня. Его болезнь, по его мнению была чисто органической и лечить ее следовало соответствующим образом. Такти­ка больного была проста: если бы он смог убедить своих врачей, что даже психотерапевт не может помочь в его случае, то нет больше никаких оснований откладывать диагностичес­кие процедуры по причине психосоматического характера болезни.

Я включился в игру пациента и объяснил ему, как я понимаю психосоматику, что состояние может также обусловливать соматическое заболевание и что помимо самого за­болевания, важную роль могут играть другие факторы. Наша работа должна заключаться в том, чтобы затронуть оба фактора и соматический, и душевный. Здесь я обсудил с паци­ентом его страх, что его болезнь в случае названия ее психосоматической потеряет свой пре­стиж. Он согласился с моим подходом к психосоматике.

Сначала я кратко изложил свой метод работы и сказал, что хочу побольше узнать о нем и его жалобах. Затем мы вместе попытались выяснить какую практическую пользу могла бы принести нам наша совместная работа. Я привел больному одну восточную пого­ворку:

«Если ты дашь кому-нибудь рыбу, он сможет кормиться ею один день;

если ты научишь его ловить рыбу, он будет сыт всю жизнь».

Затем я спросил его: «Хотите Вы рыбу или научиться ее ловить?» «Научиться ловить ее», — ответил он и засмеялся.

Тогда он начал рассказывать свою полную впечатлений историю болезни. Его мучили боли в животе. Иногда они возникали слева внизу живота, иногда справа, но особенно час­то — в правом подреберье. Это было связано с тошнотой, изжогой и нарушением кровообра­щения.

В последнее время его беспокоили боли в области лопаток, иррадиирующие в руки. Он опасается, что это связано с сердцем. У него также бывают боли в воротниковой зоне, которые он с трудом выдерживает. Он воспользовался случаем рассказать о том, что ему уже пришлось пережить из-за медицины, какие операции и обследования ему уже были сделаны (…).

В этой связи я поинтересовался важнейшими событиями жизни: больному было 50 лет, имея старшую сестру состоял в бездетном браке, по профессии продавец. Его мать умер­ла в 1973 г., отец — в 1974 г. Предъявляемые и поныне жалобы, впервые появились в 1970 г. после операции по удалению желчного пузыря вследствие камнеобразования.

«У Вас что-то не в сердце, а на сердце. Я считаю, что это просто замечательно как Вы заботитесь о своем здоровье. Наверняка Вам многое пришлось пережить в последнее время, как в пословице «Капля камень точит!» Больной теперь уже заметно заинтересовавшись, ответил: «Еще бы! Если бы Вы знали, сколько всего случилось и постоянно со мной случа­ется!»

Сердце и страх – предыдущая | следующая – Отношения с отцом

Психосоматика и позитивная психотерапия