Яндекс.Метрика

Кардиофобия и функциональные нарушения сердечного ритма (продолжение)

Аспекты самопомощи: развитие кардиофобии и функциональных нарушений ритма с точки зрения позитивной психотерапии

а)  Расстройства и физиология.

Существует связь между сердцем и страхом. Посредством вегетативной нерв­ной системы сердце напрямую связано с чувствами. Гормональным путем, через усиленное выделение адреналина, волнения и конфликты также могут приводить к повышению артериального давления, частоты сердечных сокращений и, таким образом, к многообразным ощущениям в области сердца. При всех сильных эмо­циях сердце также не остается в стороне: как при любви и радости, так и при гне­ве, злости и страхе. Страх может вызвать сердцебиение, и, наоборот, изменения сердечного ритма могут вызвать страх. Образуя Circulus vitiosus, оба процесса уси­ливают друг друга и бесконтрольно переходят в приступ. Больным воспринимаются только физиологические корреляты страха, т.е. соматические симптомы и концентрирующийся на них страх, а не лежащие в основе эмоции, конфликты и желания.

б)  Актуальный конфликт: четыре формы переработки кон­фликта — психосоциальная ситуация перенапряжения.

С помощью телесной симптоматики страдающий кардиофобией бессознатель­но обретает уверенность в близости и внимании окружающих. Сфера тело/ ощу­щения у таких пациентов хорошо развита; она находится в центре внимания, осо­бенно то, что касается эстетики. Отмечаются каждое впечатление и малейшее не­приятное ощущение. Тело получает уход и заботу, какие ему уделялись в детстве. В стиле поведения доминируют пассивность в любых отношениях и избегание по принципу: «Кто ничего не делает, тот не делает ошибок». Часто в профессиональ­ной деятельности также не возникает никакого определенного интереса. Только небольшая часть больных с кардиофобией пытается преодолеть тенденции к ско­ванности в сфере «Деятельность» посредством форсированных стремлений к независимости, что часто стоит очень многих усилий. Часто встречаются сложно­сти в супружеских отношениях. Таким людям с большим трудом удается найти нужную дистанцию для сосуществования близости и самостоятельности одновре­менно. Эти трудности, однако, лишь в редких случаях приводят к разводу или рас­ставанию, так как страдающий кардиофобией ни при каких обстоятельствах не вынесет своего одинокого существования. Из-за страха перед разочарованием, че­ловек чаще всего избегает контактов с другими людьми. Тем не менее, контакт с врачом очень важен. Уверенность в том, что врач находится рядом, уже сама по себе действует на больного кардиофобией успокаивающе. В сфере «Фантазии» по­стоянно пересекаются мысли о собственном организме и его функциях, о болезни и смерти. Страхи имеют тенденцию расширяться: в финале их развития стоит депрессия: «Мир плох», «Жизнь не имеет смысла», «Зачем все это?

в)  Базовый конфликт: четыре модели для подражания — усло­вия раннего развития.

Если проследить историю развития больного с точки зрения моделей для под­ражания, то с большой регулярностью можно столкнуться с воспитанием, которое предполагало крайнюю привязанность, особенно к матери или бабушке, а самостоятельное существование или обособление ребенок избегал как опасные. Самые близ­кие люди часто представлялись как тревожно озабоченные, хотя не всегда они вза­имодействовали друг с другом, а чаще всего использовали ребенка с целью вынесе­ния своих страхов, напряжения и желаний. Они, таким образом, способствовали возникновению у ребенка амбивалентной или негативной концепции жизни. Все­го нового и неизвестного следовало остерегаться, экспансивные стремления ребенка подавлялись («Дома ты знаешь, что имеешь»).

В отношениях родителей друг к другу очень большая роль отводилась учас­тию, вовлеченности партнера в ситуацию. Ребенок впитывал что неучастие, неза­висимость или разлука могут вызвать страхи и чувство вины и по возможности их следует избегать. Контакты с другими людьми также рассматривались как угроза семейному единству и поэтому не поддерживались. Очень тщательно следили за соблюдением приличий и традиций. Фантазия, развитая в высшей степени, боль­ше была направлена в прошлое. Представления о будущем, наоборот, были связа­ны со страхами: страх перед болезнью, разлукой, смертью, войной и другими уда­рами судьбы. Так ребенку с намерением уберечь его от опасностей и горя, часто прививалась односторонняя жизненная позиция.

г)   Актуальные и базовые концепции: внутренняя динамика конфликта

Мы смогли установить, что в анамнезе больных с функциональными наруше­ниями сердечного ритма, наряду с непосредственно влияющими соматическими факторами важны и определенные психосоциальные условия. При этом особую роль играют установки, ожидания, стиль поведения и проистекающие из этого психосоциальные конфликты. Как подтверждают врачи-практики, жалобы на сердце как следствие конфронтации на работе или проблем в воспитании, предъ­являются довольно часто. Обычно эти факторы называют «стрессом». Наша гипо­теза такова: наряду с общими, неспецифическими стрессорами существуют спе­цифические, вызывающие перенапряжение ситуации. Они зависят от усвоенных в процессе воспитания психосоциальных норм, которые в качестве установок, ожиданий и стиля поведения тесно связаны с эмоциональной жизнью. Подобные (без связи с соматическими симптомами) «специфические стрессоры» следует рассматривать как существенные экстракардиальные причины нарушения сердеч­ного ритма. При одном исследовании, в котором изучались индуцированные при похожих условиях ситуации, связанные с пунктуальностью и аккуратностью, выявились отчетливые тенденции, подтверждающие нашу гипотезу. Реактивность сердца в случае страха или эмоционального напряжения известна уже давно.

Практические дополнения к аспекту самопомощи в конце этой главы.

Кардиофобия – предыдущая | следующая – Жалобы больного

Психосоматика и позитивная психотерапия