Яндекс.Метрика

111. Взаимоотношения сознательного и бессознательного при шизофрении. С. М. Лившиц, Е. И. Теплицкая

Киевская городская клиническая психоневрологическая больница им. И. П. Павлова

Психическая деятельность человека проявляется в осознаваемых и неосознаваемых процессах, находящихся в определенных взаимоотношениях друг с другом. Эти отношения нередко считают антагонистичными и конкурирующими; предполагается, что бессознательное препятствует работе сознания, а сознательные процессы блокируют выявление бессознательного. Однако, как справедливо отмечает Ф. В. Бассин[1], между сознанием и бессознательным имеются и синергические взаимоотношения. Бессознательное обусловливает внутреннюю согласованность актов поведения. Без предваряющей бессознательной деятельности была бы невозможна сознательная. Между стимулом к деятельности и конечным результатом последней имеется целая цепь процессов бессознательной активности, каждое звено которой вытекает из предыдущего звена и определяет последующее. Бессознательное рассматривается также как отражение воздействий, испытанных субъектом ранее. Следы этих воздействий сохраняются латентно, создавая определенные тенденции реагирования, направленность действий и поступков, участвуя в формировании содержания сознания, т. е. выполняя функции того, что Д. Н. Узнадзе и его школа определяют как психологическую установку [2; 9; 12; 21; 22].

В процессе клинического изучения 380 больных с начальным проявлениями шизофрении и экспериментального психологического и физиологического исследования 160 больных шизофренией на разных этапах развития шизофренического процесса мы могли отметить две характерные тенденции нарушения взаимоотношений сознательного и бессознательного. С одной стороны, у больных отмечалось усиление неосознаваемых влияний на психическую деятельность, с участием этих влияний в формировании клинических симптомов. С другой – наблюдалось привнесение сознательного компонента в автоматизированные и неосознаваемые в норме проявления психической активности. Эти тенденции отражали свойственные шизофрении диссоциацию и снижение “уровня бодрствования”, которые мы постоянно отмечали в своих исследованиях.

Подобные расстройства организации мозговой деятельности могут объяснить отмечавшееся нами у больных шизофренией (преимущественно в начальных стадиях заболевания) оживление следов перенесенных в прошлом психических и соматических нарушений. Сохраняясь в латентном состоянии в виде “патодинамических структур” [5], эти следы проявляются клинически при определенной констелляции внешних и внутренних патологических факторов, действующих по принципу “второго удара” [16]. Именно этим обстоятельством, как нам представляется, объясняется столь часто отмечаемая роль внешних влияний в манифестации шизофренического процесса.

Внешние неблагоприятные факторы не вызывают, по-видимому, непосредственно начало шизофренического процесса, а оказываются провоцирующими болезнь потому, что у данного лица имеется “следовая готовность” к их действию. Такое понимание роли актуализации следовых влияний способствует более точному определению понятия “почвы”, клинического расстройства вообще и, в частности, более правильному пониманию этой “почвы” у больных шизофренией.

Одно из первых проявлений шизофрении – “позиция соматического самонаблюдения” [8], “телесная озабоченность” [25], когда больные начинают проявлять настороженное внимание к своим телесным ощущениям и физически чувствовать осуществление своих вегетативных и мыслительных процессов, – является, возможно, следствием оживления и осознания тех интероцептивных “темных ощущений” [15] (Выражение “темные ощущения” впервые оыло применено в отношении ощущений, осознаваемых смутно, И. Кантом (редколлегия)), которых в норме человек не замечает. Больные начинают ощущать, как происходит акт дыхания, как реализуется мускульное усилие, процессы мышления.

Особую силу приобретают следы перенесенных в прошлом неблагоприятных соматических процессов и психических травм, которые в дальнейшем входят в структуру и содержание психопатологических синдромов. Больной, перенесший в прошлом бронхит, утверждает, что у него раздуты легкие. Больная, подвергавшаяся в прошлом операции по поводу внематочной беременности, утверждает, что ей в матку внесли инфекцию.

Использование в процессе проведения экспериментальных исследований временных характеристик позволило получить объективные показатели значения инертности в фиксации и воспроизведении следов внешних влияний.

Актуализации следовых влияний при шизофрении способствует, по нашим наблюдениям, наличие гипноидного синдрома, при котором отмечается нарушение соответствия эффекта стимула физической интенсивности последнего. При этом один из компонентов стимулирующей системы может провоцировать весь комплекс реакций, связанных с этой системой.

Возможно, эта системность в оживлении следов играет роль в воспроизведении всей картины перенесенного в прошлом заболевания. Это подтверждает мысль И. П. Павлова о косности стереотипа, воспроизводящегося при новых условиях. Следовые влияния, обычно не доходящие до порога сознания, начинают преобладать над экстероцептивными, проецируются вовне и входят в структуру и в содержание патологических проявлений, вследствие чего происходит соединение в сознании случайно совпавших, но содержательно не связанных между собой интероцептивных ощущений и ситуационных обстоятельств. Больные связывают изменения своего самочувствия с окружающими явлениями и немотивированно выводят первые из вторых.

 

связь – предыдущая | следующая – шизофрения

Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том II

консультация психолога детям, подросткам, взрослым